Батюшка в реанимации роддома: о чудесах исцеления и силе материнской любви

Батюшка в реанимации роддома: о чудесах исцеления и силе материнской любви

Пензенский священник Алексий Попков крестит новорожденных, вселяя веру и надежду в их родителей

Вечер. Священник Алексий Попков, настоятель храма-часовни св. Ксении Петербургской при детской областной больнице и храма св. Матроны Московской, недавно вернулся домой после вечернего богослужения. Только-только успел снять облачение и переодеться в домашнюю одежду. Присел рядом с женой за кухонный стол и взял на руки своего девятимесячного сына.

Вдруг идиллию нарушил звонок мобильного телефона. Отец Алексий сразу догадался, что это не родственники и не друзья. Ему словно передалась тревога того, кто с нетерпением ждал ответа на свой звонок.

— Батюшка, помогите, — женский голос дрожал от еле сдерживаемых рыданий. — У невестки случились преждевременные роды, мальчик родился совсем слабеньким, врачи делают все возможное, чтобы спасти его, но надежды не дают. Окрестите его, пожалуйста, не дай бог, умрет младенец, а мы даже помолиться за него не сможем.

Пришлось вновь облачаться и, захватив с собой крестильные принадлежности, спешить в роддом на Бекешской, 43, где, едва успев родиться, отчаянно пытался уцепиться за жизнь своими крошечными сморщенными кулачками маленький мальчик, у которого еще и имени-то не было.

Как там наш мальчик?
— До того как начал служить в храмах при детской больнице, я и не представлял, что бывают такие маленькие дети, — признается отец Алексий. — Когда после крещения совершаешь таинство миропомазания, дотронуться боишься до этого крохи — как бы ненароком не поранить это чудо Божие.

В роддоме к появлению священника давно привыкли. Он единственный, кроме медиков, кому разрешено входить в реанимацию. Даже родители остаются за дверью, мучимые неизвестностью и страхом, что вот сейчас выйдет доктор и скажет такое, отчего небо покажется с овчинку.

Однако если в больнице для взрослых появление священника до сих пор вызывает у некоторых суеверный страх, то в реанимации для новорожденных на батюшку смотрят с верой и надеждой. Выходит отец Алексий после крещения, а мамы, папы, бабушки к нему спешат: ну как там наш малыш? Нам так хочется увидеть родное дитя, дотронуться хоть пальчиком, а нельзя.

— Ничего, хороший младенчик, щечки вот порозовели, — отвечает священник, хоть и не вполне уверен в перемене цвета лица крохи.

Да все равно родители переводят дух: наконец-то живое слово, кроме привычного казенного «состояние стабильно тяжелое».

Неподалеку от входа в больницу сидит на лавочке молодой папа. Вскакивает нервно, увидев отца Алексия.

— Батюшка, наша с женой дочка родилась недоношенной, весит всего полтора килограмма. Врачи говорят, что состояние стабильное, а мы себе все равно места не находим. Окрестите ее, пожалуйста! Сколько это будет стоить?

И отходит, чуть успокоенный и изрядно удивленный, потому что за крещение, да тем более в такой экстремальной ситуации, не требуется никаких пожертвований.

Чудо Господне
По словам отца Алексия, врачи по-разному относятся к его визитам в реанимацию для новорожденных. Верующие поддерживают, а воспитанные в традициях советского атеизма ворчат: мол, к чему эта блажь, улучшению состояния маленького пациента это никак не поможет, а инфекцию можно занести только так.

Но иногда случается, что и те и другие сами отправляют маму или папу к священнику: если православные, то окрестите своего ребенка. Это когда шансов на выживание становится слишком мало…

— Но сколько раз за два года, что я крещу новорожденных в роддоме, мне приходилось наблюдать самые настоящие чудеса! — утверждает батюшка. — Торопишься к такому «тяжелому» младенцу, боишься, что не успеешь… А на следующий день после совершения таинства узнаешь, что его из реанимации перевели в обычную палату.

Кстати, малыша, к которому так спешил священник в тот вечер, нарекли в крещении Арсением. Так уж получилось, что отец Алексий в своих пастырских заботах и хлопотах не узнал, как сложилась судьба мальчика.

А несколько месяцев спустя, после утреннего богослужения, к нему подошла семья: молодые мама и папа с хорошеньким щекастым младенцем на руках.

— Батюшка, вы, наверное, уже и не вспомните нас. Это Арсений, вы его крестили в реанимации! Нам ведь тогда никакой надежды никто не давал. А он выжил! Конечно, проблемы со здоровьем у него есть, но развивается он хорошо, соответственно возрасту.

Пережить горе
Отец Алексий признается, что не отпевает умерших младенцев.

— Тяжело это. Умом не можешь принять смерть такого крохи. И невыносимо трудно найти слова, которые могли бы утешить его родителей.

Люди верующие, воцерковленные более стойко переносят беду, ведь они знают, что жизнь продолжается и в ином, лучшем мире.

Случается, что дитя уходит из жизни некрещеным. Это когда родители не могут между собой договориться. Мама, например, настаивает, что ребенка нужно крестить, как положено, через 40 дней после рождения, а папа считает, пусть подрастет и сам решит, креститься ему или нет.

— Никогда не забуду, как рыдал взрослый мужчина, пятилетнюю дочь которого насмерть сбила машина. Говорил: как же нам быть теперь, мы собирались ее окрестить, да все тянули, а теперь нашу малышку даже отпеть не могут.

Да, к сожалению, это так, церковь не поминает людей, которые не были крещены. Но родители могут молиться за свое дитя, раздавать милостыню.

— И, знаете, несчастный отец даже просветлел лицом, когда я ему это сказал, — вспоминает отец Алексий.

Сила молитвы
Младенец Захарий… Его батюшка поминает на каждой литургии. Мальчик родился с множественными тяжелыми патологиями, о таких говорят: не жилец. Его мама отказалась от него прямо в роддоме.

А врачи, несмотря ни на что, пытались спасти «отказничка»: его лечили в Пензе, Санкт-Петербурге, Москве. Безрезультатно. Родные были уверены, что мальчика давно уже нет на свете. О том, что он все эти семь месяцев жил, узнали за несколько дней до его смерти.

Эту трагическую историю отцу Алексию рассказала бабушка мальчика, когда пришла с просьбой окрестить его. Священник долго не мог прийти в себя: как же можно было бросить умирающее дитя! Не важно, сколько ему отпущено дней, пусть бы он прожил их, согретый материнской любовью. А может быть, случилось бы чудо и он остался бы на этой земле на радость близким. Ведь любовь и молитва матери достают со дня моря!

Захар умер через несколько дней после крещения…

Но чаще отец Алексий вспоминает счастливые случаи, тем более что их гораздо больше.

— Это непередаваемое чувство, когда усилиями врачей, молитвами родителей и священника маленькая жизнь, которая чуть теплилась, вдруг разгорается в полную силу! В такие минуты особенно остро понимаешь выражение, что каждому дается по его вере. Надо верить и любить друг друга…

 

Читайте также:

В селе Большая Лука восстановлен храм Михаила Архангела

Автор: Наталья СИЗОВА

Нашли ошибку - выделите текст с ошибкой и нажмите CTRL+ENTER

Введите слово на картинке