В пензенской глубинке возрождают Шиханский монастырь

В пензенской глубинке возрождают Шиханский монастырь

Прошлым летом здесь побывали Дмитрий Певцов и потомок знаменитого рода Вертузаевых Андрей

«Воздух здесь особенный, — говорят люди, когда впервые попадают в Шиханский монастырь, — и дышится легче, и на душе спокойнее». Монахини улыбаются в ответ: «Намоленное место»
Покровский Шиханский женский монастырь находится в 25 км от Никольска и в 90 км от  Кузнецка, на возвышенности посреди хвойного леса.

Пятый год здесь идут строительные работы. Сложно сказать, когда монастырь будет восстановлен полностью, но уже сейчас сделано немало. Отстроены деревянный храм Сергия Радонежского и двухэтажный кирпичный келейный корпус, налаживается хозяйственная жизнь – есть канцелярия, кухня и трапезная. Построены церковная лавка, просфорная, маленькая библиотека. Звонница с колоколами созывает всех на богослужения.

Миссия батюшки

Восстановлением обители занимается отец Владимир, настоятель Ахматовского храма Казанской иконы Божией Матери. Про него говорят: «Будто для этого родился».

Батюшку сложно застать на месте, а еще сложнее – разговорить. Он не любит говорить о себе, смущается интереса к своей персоне.

Так было с самого детства: Володя Кознов учился в школе № 3 г. Никольска, но его нет на общих школьных снимках. Когда в класс приходил фотограф, мальчик вставал в верхнем ряду и, услышав «Внимание: сейчас вылетит птичка», приседал… Любил уединение. А еще — лепить из пластилина, но не зверюшек, как другие дети, а храмы.

Этот талант проявляется и сейчас. Прихожане вспоминают, какие живописные фигуры из снега в человеческий рост батюшка вылепил прошлой зимой: старца с длинной бородой и снегурочку-монахиню...

Еще одно увлечение отца Владимира: по крупицам собирать историю Шиханского женского монастыря. Благочинный знает о нем почти все,  часами может рассказывать о прежней жизни обители. Ему удалось собрать не только богатые исторические сведения и фотографии, но и  иконы, и церковную утварь, которые сохранили и передали  ему старые  монахини и селяне.

— Батюшка, впору книгу издавать, — советуют монахини.

— Не до этого, – отвечает отец Владимир. — Обитель еще не восстановлена.

Лесные сестры

В первые годы возрождения святого места сестры здесь жили, как в XIX веке: жгли свечи и кост­ры, потому что не было ни газа, ни электричества. Свет провели год назад, накануне Нового года.

— Мы радовались, как дети: бегали по поляне около дома, обнимались со слезами на глазах, — вспоминают монахини.

Сейчас на Шихане – пятеро насельниц во главе с игуменьей Нимфодорой. У каждой — своя келья. Правда, они там мало времени проводят. Дни здесь очень длинные – в прямом и переносном смысле слова. Поднимаются сестры в 6 утра, а ложатся спать порой за полночь. Утром и вечером — многочасовые молитвенные правила, остальное время занимает быт: дежурство на кухне, уборка, огород, строительные работы.

Летом жительницам помогают паломники: они приезжают целыми автобусами из Никольска, Кузнецка и Пензы. А вот зимой здесь тихо.  

Монахиня Вероника живет на Шихане третий год. Когда общаешься с этой удивительной женщиной, невольно на ум приходят слова из Писания: «Если не обратитесь и не будете, как дети, – не войдете в Царствие небесное». Манера говорить у матушки живая и непосредственная, глаза чистые, как у младенца. И столько любви и сострадания к людям исходит от нее, что щемит сердце.

— Я всегда знала, что закончу жизнь в монастыре, — рассказывает монахиня Вероника. — Хотя это более чем странно. Была пионеркой и комсомолкой, выучилась на преподавателя. Как-то после защиты диплома разговаривали с однокурсниками о планах, о будущей жизни… Все мечтали о работе, семьях, детях, а я возьми и скажи про монастырь. Друзья подумали, что это шутка…

Валентина (так ее звали в миру) несколько десятилетий проработала в школе, семьи не создала, а в 50 лет ушла в Троицкий жен­ский монастырь (Пенза).

— Меня всегда тянуло в храм, — говорит монахиня. — Помню, в детстве зайду с мамой в церковь, замру — и будто нет меня. Даже дыхание останавливалось. Такая красота вокруг! Расписанные стены, иконы… И ангельское пение. Выше счастья для меня не было.

Мы спрашиваем, какой монастырь Веронике больше по душе – тот, что в городе, или этот – в лесу. Она кротко улыбается:

— В искушение меня вводите. Но, по правде сказать, здесь мне спокойнее — мало что отвлекает от духовной жизни. А в Пензе, бывало, в храм заходили пьяные или цыгане шумной толпой, приходилось слышать мат и брань.

— Люди тянутся в монастыри потому, что чувствуют здесь чистоту, — продолжает Вероника. — Но не могут привыкнуть к нашему укладу. Здесь главное – послушание, а не собственные  желания. Это очень трудно.

ЗОВ КОРНЕЙ

Прошлым летом в Шиханском монастыре побывали народный артист России Дмитрий Певцов и Андрей Вертузаев, художественный руководитель группы «КарТуш», спортсмен, автогонщик.

Андрей Вертузаев, правнук известного никольского стеклодела Михаила Сергеевича Вертузаева – человека удивительной судьбы. Деревенский мальчишка с тремя классами приходской школы благодаря таланту смог достичь невероятных высот в стеклоделии.

Городская легенда рассказывает о том, что в начале XIX века помещик Бахметев, владелец стекольного завода, так был поражен мастерством одного из своих рабочих по имени Ефим, что дал ему прозвище Виртуоз. Деревенские мужички по-своему переиначили иностранное слово, так появилась фамилия Вертузаев.

Самый прославленный представитель рода — Михаил Сергеевич Вертузаев. Ему принадлежит второе рождение венецианской нити на заводе «Красный гигант». В конце 30-х XX века Михаил Сергеевич руководил бригадой выдувальщиков по выработке хрустального фонтана для Всемирной промышленной выставки в Нью-Йорке.

В эти же годы он сотрудничал с советской художницей Верой Мухиной. По ее эскизам  выполнил сервиз для Президиума Верховного Совета СССР и хрустальный стол к 60-летию И.В. Сталина.
Правнук его, Андрей Вертузаев, первый раз приезжал в Никольск 12 лет назад с мамой и сыном. Узнав, насколько знаменитым и уважаемым был его прадед, был удивлен.  

С тех пор Андрей бывал на земле предков много раз, навещал родные могилы. А этим летом приехал вместе с Дмитрием Певцовым, с которым дружит много лет и продюсирует его творческие вечера.

Артисты прибыли на большое торжество — 250-летие никольского стеклоделия. Для них подготовили специальную культурную программу, но гости решили посетить Шиханский монастырь,  Ахматовский храм, где долго общались с отцом Владимиром.

Наши корреспонденты связались по телефону с Андреем Вертузаевым, и вот что он рассказал:

— Меня тянет на Никольскую землю… Не только потому, что мои предки оттуда родом, а еще и потому, что здесь очень высока духовность. Я счастлив, что лично знаком с отцом Владимиром. Это удивительный человек! Силы на восстановление монастыря ему дает Господь. И вообще я уверен, что Россия, несмотря на финансовые трудности, встает с колен. Мы сейчас гордимся своей страной, как никогда. Для нашего народа деньги никогда не были главным в жизни. Главное – возвращаться к своим корням, православной вере и развиваться духовно. А этого у нас не отнять.

Автор: Анатолий ВОЛОДИН

Нашли ошибку - выделите текст с ошибкой и нажмите CTRL+ENTER

Введите слово на картинке