В пензенской глубинке у бабушки изъяли внуков и поместили в приют

В пензенской глубинке у бабушки изъяли внуков и поместили в приют

Чтобы навещать их, 65-летней бабе Нине приходится проделывать огромный путь — Каменка — Тамала — Пенза — Кичкилейка

Лида, или, как ее называют в селе, Лидуся, приехала в село Каменка Тамалинского района (не путать с одноименным городом) из Казахстана, где жили ее родители, и поселилась у своей бабушки Анисьи. Девушка она красивая, неглупая.  

Вышла замуж за тракториста Николая, по уличному — Калёку. По словам соседей, первый звоночек прозвенел уже на свадьбе: Калёка и Лидуся подрались. Тем не менее стали жить, родили троих детей. Сейчас им 9, 6 и 5 лет.

Поселились молодые у свекрови, бабы Нины, в доме, который в свое время был куплен у председателя колхоза, то есть в одном из лучших домостроений села.     

Получив материнский капитал, семья решила его обналичить. Лидуся на себя оформила право собственности на дом, то есть как бы купила его у свекрови. А та ушла в другое жилище, гораздо скромнее.  Мы справлялись  в местных органах соцзащиты – сказали, что это не запрещено.

Деньги остались в семье, и Калёка обзавелся машиной.  Только маткапитал не принес супругам счастья. Через неделю Николай машину разбил. А сами они рассорились и разбежались. Николай уехал в Москву на заработки, а женщина подалась  в райцентр.

В оставшемся без присмотра доме лопнули батареи. Сейчас, спустя три года, он в полуразрушенном состоянии. Причем в этом доме прописаны дети. Получается, что Лидуся не улучшила жилищные условия семьи, как это предполагает такая мера государственной поддержки, как маткапитал, а ухудшила.

Ведь так не должно быть на свете  

Ребятишек Лидуся поначалу кинула на бабушку Анисью. То есть, получается, на прабабушку. Но они, поскольку большую часть жизни прожили с Ниной Александровной, перебежали к ней.   
Сейчас Лидуся непонятно где. То ли на заработках в Москве, то ли в райцентре. Иногда она появляется в деревне и берет детей к себе. А уж как они ее любят и ждут!  

Все село знает историю о том, как однажды в дом приехала соцзащита, чтобы временно поместить детей в приют. Стали их собирать. Средняя девочка больше всего переживала за резинки для волос. Только когда бабка их нашла и отдала, Ирина успокоилась и, зажав резинки в кулак, с легким сердцем пошла к машине. А знаете, в чем дело? Эти резинки подарила мама.

А еще на прошлогодний празд­ник 8 Марта Ирине предложили выступить на концерте. Велели выбрать песню, и она взяла известную песню про мамонтенка, которую в детских домах и приютах по всей стране, не сговариваясь, исполняют ну просто как гимн. Слушая нежный голосок, старательно выводивший: «Пусть мама услышит, пусть мама придет, пусть мама меня непременно найдет…», зал умывался слезами.  

И тишина     

Почти три года баба Нина несет основное бремя расходов по содержанию внуков. На свою скромную пенсию бывшей доярки.

Сережа, Ирина и Алеша всегда были накормлены, обуты-одеты, однако с их воспитанием 65-летняя пенсионерка не справляется. Старший почти перестал учиться, взрослых слушается через раз. Дети гоняются по улице, как беспризорные. Как-то на речке забрели в тину и чуть не утонули.   

Стоит ли удивляться, что детей изъяли.  

Я приехала на следующий день после того, как это случилось. Бабушка, переночевав в опустевшем доме, чуть свет поехала в Тамалинскую больницу навещать внуков.
Мы с ней встретились, поговорили. Она была расстроена. Вечером я почувствовала, что надо бы позвонить… 20.00 — не берет трубку. 21.00 — не берет… Уже стала дергаться, а вдруг пожилая женщина решилась на страшное… В 22.00 Нина Александровна, слава богу, ответила.

Оказывается, она оформляла документы в Тамале и опоздала на автобус. На попутках добралась до села Обвал, а потом 10 километров шла пешком по дороге. Мы там проезжали чуть раньше. Жуть! Ни одного фонаря, темень, пустота, и только ветер свищет…  

Путешествие в Пензу

Сейчас младший Алеша с бабушкой, а старшие в приюте. Но не в Тамале, а в Кичкилейке, под Пензой.

Дело в том, что приюты во многих райцентрах закрыли. Не от хорошей жизни, конечно: у региона 8 миллиардов рублей долга. Было 15 учреждений, осталось 6. Самый известный,  на улице Литвинова, перевели из Пензы в село Кичкилейку.  

Что это такое, давайте разберем на примере бабы Нины.   

Сначала ей нужно будет доехать из Каменки до Тамалы — автобус ходит туда-обратно раз в неделю, по четвергам. Из Тамалы необходимо добраться до Пензы (билет на автобус – 400 рублей в один конец). Из Пензы — в Кичкилейку. Тут уже придется нанимать такси, потому что рейсовый транспорт туда не ходит. Одним днем обернуться не получится. А где в Пензе таким, как Нина Александровна, ночевать? И где у сельчан лишние деньги на ночевку? После свидания — такой же хлопотный обратный путь домой, в финале которого бабушке придется 10 км идти пешком.   

Сможет ли Нина Александровна в системе навещать внуков? Мне кажется, что нет. Вот так «оптимизация» социальной сферы оборачивается вполне конкретным детским одиночеством.    

Тучи над школой  

Какая-то странная получилась история. Без героев, без надежды.

Скажу больше, будучи в Каменке Тамалинского района, мне все время казалось, что я в селе Подгорном района Башмаков­ского, где была год назад. Такое же оторванное от цивилизации место! Просто идентичные демографические процессы: сто лет назад — 1500 жителей, сейчас — 300 прописанных, 200 живущих, в основном старики. «Недостающие» – на заработках в Москве.
Колхоз развалился, работы нет, школа далеко. Кстати, на Каменку свалилась очередная напасть: чуть ли не последнее социальное благо — школу начальную — тоже хотят закрывать. По крайней мере, разговоры ходят.

Тогда и малышей, как сейчас ребят из 5-го класса, будут возить за 10 километров по дороге, где в асфальте — дыра на дыре. Был бы конкурс на худшую дорогу Пензенской области, каменская уверенно бы вошла в шорт-лист номинантов.

В таких условиях даже сильным людям не просто, что уж говорить о слабых, вроде Лидуси.

В общем, дети — сироты и села — сироты… И хотя умом понимаешь, что против объективных законов развития не попрешь, таковы гримасы урбанизации, но сердцу не легче.

Кстати, о Подгорном. Тогда, год назад, 14-летняя девочка и 17-летний парень расправились с 12-летней подружкой. Дети убили дитя. Все участники той трагедии тоже были беспризорниками при живых матерях...

Не хотелось бы напророчить.  

Догоним?

Раньше плохих родителей лишали родительских прав, сегодня стараются ограничивать.  Но общее число детей, родители которых либо лишены, либо ограничены в родительских правах, из года в год примерно одинаковое.  

Так, по данным Росстата, в РФ в 2008 году этот показатель (на 100 тысяч детей в возрасте 0—17 лет) составлял 54, а в 2014-м — 45,5. В Пензенской области, соответственно, 29,2 и 31,2.
Это говорит о том, что нарыв родительского неблагополучия зреет и болит с одинаковой силой.

Но если раньше в каждом райцентре был приют, своего рода дополнительный штык в борьбе за детство, то теперь их в 2,5 раза меньше. Боюсь, что скоро мы догоним РФ по абсолютным цифрам.

Автор: Марьям ЕНГАЛЫЧЕВА

Нашли ошибку - выделите текст с ошибкой и нажмите CTRL+ENTER

Введите слово на картинке