Настоящие чудеса и исцеляющая сила Семиключья

Настоящие чудеса и исцеляющая сила Семиключья

Первая мысль, которая посещает тебя на Семиключье, в Тихвинском скиту Спасо-Преображенского монастыря (Шемышейский район): «Хочу здесь жить!». Остаться бы навсегда в этой блаженной лесной тиши, нарушаемой лишь пением птиц и журчанием родников, среди вековых деревьев, где дышится полной грудью. Где одинаково хорошо чувствуют себя и люди, и животные, сосуществуя в полной гармонии. 

Здесь всем хорошо

Вода в святых источниках (их не семь, как можно предположить из названия места, а гораздо больше, и название происходит не от русской цифры «семь», а от мордовского слова «симемс» — «пить») невероятно холодна для полного погружения, но приятна для умывания и питья. Вкусна невероятно. И, по заверению здешнего насельника иеромонаха Антипы (Масленникова), чиста настолько, что совсем не оставляет накипи в чайнике. 

— Когда мы обустраивали скит, не ставили целью превратить его в образцово-показательную обитель с нарезанными по линеечке клумбами, — рассказывает отец Антипа. — Да, построили братский корпус, оборудовали подъездные пути, выложили плиткой дорогу к родникам, провели освещение — к нам ведь люди порой и ночью приезжают. Постоянно очищаем лес от валежника. А в остальном оставляем природу в ее первозданной красоте. 


Жизнь отшельника

Отец Антипа — первый монах, поселившийся в скиту после его возрождения в ноябре 2011 года. Когда батюшка приехал на Семиключье, здесь были только храм, церковная лавка и купель над родником. Жить до 2014 года, пока не построили братский корпус, ему пришлось в строительном вагончике, отапливаемом печкой-буржуйкой. 

В первую же зиму он перенес тяжелейший бронхит, перешедший затем в хронический. 

— Я же городской житель, привык к центральному отоплению и к тому, что из крана постоянно течет горячая вода. А тут раз — и как будто в XIX век попал, — вспоминает отец Антипа. —Вагончик кое-как протапливался, я потом систему поменял, но все равно вверху было душно, а внизу — холодно. Этот перепад температур и сыграл со мной злую шутку. Плюс я постоянно выскакивал на мороз, ходил в храм — дров подложить в печку. 

Фактически два с половиной года батюшка жил здесь отшельником. Днем, правда, приезжали люди — паломники, строители, работники церковной лавки. А вот ночью все стихало — и ни единой человеческой души на несколько километров вокруг. 

По мирской профессии отец Антипа — техник-электрик, но за годы отшельничества успел освоить еще несколько специальностей. 

— Например, научился заготавливать дрова — у нас все жилые и хозяйственные здания до сих пор отапливаются дровами, газ сюда, за четыре километра от основной дороги, никто специально проводить не будет. Получил водительские права. 

Одиночество его не угнетало. Он никогда не избегал людей, но наедине с самим собой ему легче. В тишине и молитва лучше идет, и труд спорится. 

Это состояние очень точно описал известный православный автор-исполнитель иеромонах Роман (Матюшин): «Слава Богу, снова я один, снова я лампадку затеплю. Суету оставив позади, Господу молитву пролию».

 

Про иконы и дуб

Беседуя, мы неспешно двинулись с отцом Антипой по дорожке к святым источникам. Тут же к батюшке за благословением подошли несколько паломников. Как выяснилось, не местные, даже не из Сурского края. Например, Марина Белышева приехала из Москвы, гостит у знакомых в Шемышейском районе: 

— Грех было не заехать на Семиключье! Я столько слышала об этом святом месте, но все  не получалось выбраться сюда. А в этом году Господь наконец дал возможность. 

Марина говорит, в источники окунается редко — тяжело переносит ледяную воду, а на этот раз аж в три захода погружалась. 

— Вы не представляете, какая благодать!

По потоку людей, стремящихся к святым источникам, сразу видно, кто и зачем прибыл в Семиключье. Люди в шортиках и майках с пятилитровыми канистрами в руках — «за водичкой и свежим воздухом подышать». Другие, соблюдающие благочестие, в том числе и в одежде, первым делом заходят в храм — паломники. 

Есть и еще одна категория, с виду вроде благочестивая: всем интересуются, вопросы задают. 

— Нет, история о семи монахах, которых здесь убили кубанцы во время набега в начале XVIII века, всего лишь легенда, новодел 1990-х ­
годов, — поясняет батюшка. — А вот то, что в одном из здешних родников в том же XVIII веке была обретена Тихвинская икона Пресвятой Богородицы, — правда. 

И тут некий мужчина спрашивает: 

— А сколько раз нужно обойти вокруг дуба, чтобы желание исполнилось?

Отец Антипа глубоко вздыхает и спокойно объясняет, что тот самый дуб никаких желаний исполнить не может, что это непонятно откуда взявшееся языческое суеверие, о котором людям, называющим себя православными, не пристало говорить всерьез. Да, порой мы поступаем как та бабушка из старой русской байки, которая перед сном ставила две свечи перед образом Георгия Победоносца: большую — самому святому, маленькую — поверженному змею, на всякий случай. 


Под покровом Богородицы

А настоящие чудеса и исполнения желаний на Семиключье происходят постоянно. Помните евангельское «По вере вашей да будет вам…»? 

Пару лет назад сюда приехали две паломнические группы из Пензы и близлежащего региона. В одной оказался молодой парень, в другой — девушка. И у родника, зачерпывая воду в ковшик, они встретились глазами. В общем, случилась любовь с первого взгляда. 

Через несколько месяцев молодые люди вернулись в Семиключье вдвоем. Уже с обручальными колечками. И пожертвовали в храм большую красивую резную Тихвинскую икону Пресвятой Богородицы. Как рассказала молодая жена, именно перед этим образом, еще до той памятной поездки, она молилась Святой Деве о счастливом замужестве. 

По небесному ходатайству Богородицы после погружения в источники были и случаи исцеления. В частности, отец Антипа приводит пример, когда от одной из паломниц отступила онкологическая болезнь, а к другой, которой предстояла операция на глаза, после умывания водой вернулось зрение. 

— Наверняка исцелений было больше, мы ведь не ведем учета, — улыбается батюшка. — Просто эти женщины вновь приезжали в скит после исцеления. 


Свой предел

Сегодня в скиту живут шесть насельников — четыре монаха и двое трудников. Последним прибился Михаил Печенков. Он на Семиключье всего два месяца. Колоритный, представительный, с окладистой бородой.
 
Его Господь сюда из Башкирии привел. А до этого где только не мотало бывшего детдомовца! Рыбачил на Камчатке, 22 года работал в Америке, не чураясь никакого труда. Там же, в Сан-Франциско, впервые пришел в православный храм. Но его тянуло на родину. Вернулся в Россию, а здесь ни семьи, ни работы, ни жилья… 

— Но я не отчаивался, верил, что Господь все управит, — признается Михаил Георгиевич. — Однажды в интернете прочел про Тихвинский скит и вспомнил, что родился-то в Пензенской области, хотя детство и юность провел в Самаре. В общем, на свой страх и риск приехал сюда. Меня приняли как родного.

Жизнь в труде и молитве вновь обрела смысл. 

— Верю, что здесь, на Семиключье, мой предел. 

Автор: Наталья СИЗОВА

Нашли ошибку - выделите текст с ошибкой и нажмите CTRL+ENTER

Введите слово на картинке