Надо до последнего бороться за кровную семью — Столярова

Надо до последнего бороться за кровную семью — Столярова

Корреспондент «ПП» встретилась с пензенским уполномоченным по правам ребенка

За последние десятилетия многое сделано – и в мире, и в России, но дети по-прежнему нуждаются в защите. И проблемы, в принципе, прежние. Это сиротство (точнее, социальное сиротство), пусть не голод, но бедность, а также жилищно-бытовая неустроенность. Добавились и новые проблемы.

Большинство обращений в аппарат уполномоченного по правам ребенка связаны с конфликтными отношениями взрослых, в результате чего страдают дети.

Растет, но не радует
— Социальное сиротство напрямую связано с лишением взрослых родительских прав. Какова статистика?

— К сожалению, цифры не радуют. Сравните: в 2013 году был лишен родительских прав 101 родитель, в 2015 году — 145, в 2016-м — 165. В результате остались либо с одним родителем, либо совсем без попечения пап и мам: в 2013 году — 127, в 2015-м — 170, в 2016-м — 207 детей! И что особенно удручает, в 2016 году лишены родительских прав папы и мамы в 17 многодетных семьях, в которых было по 3–6 детей!

Вот вы сказали, что детей защищают от родителей. Именно так иногда и получается, к сожалению. А надо, чтобы мы защищали детей не ОТ родителей, зачастую задавленных проблемами (в первую очередь безработицей и бедностью), а помогали бы семьям преодолевать трудности, защищая детей с родителями.

На это же нас нацеливает и поручение президента РФ Владимира Путина от 3 февраля 2017 года. В документе говорится о принятии дополнительных мер, направленных на снижение количества случаев лишения родительских прав и на помощь семьям с детьми.

Приведу пример. Он, может быть, не самый показательный, но уж очень памятный.

Жила в селе женщина: двое детей, старший сын присматривал за младшим, пока мама была на заработках в Москве. Потом старшего призвали в армию, и за младшим стала приглядывать 80-летняя бабушка. Подросток дважды совершил кражу, бабушка нести ответственность за внука отказалась.

Мать то приезжает на малую родину, то уезжает в Москву. Жить-то на что? Работы в селе нет! Местные власти предложили трудоустройство в районном центре, но до него – 25 км, автобус ходит туда-обратно утром и в обед. Понятно, что на полдня женщину никто работать не возьмет.

Разве можно мать в данном случае лишать родительских прав? Семья реально увязла в трудностях, из которых выбраться без посторонней помощи не получалось. И речь тут может идти только о помощи.

— И как же ей помогли?

— В данном конкретном случае семья все-таки выбралась сама. Пришел из армии старший сын, тоже нашел работу в Москве. Планируют все вместе жить там, но пока за подростком присматривают бабушка и школьные педагоги.

А вообще в подобных ситуациях собирается консилиум из представителей всех служб, работающих по линии материнства и детства, ситуация детально разбирается и прописывается план действий: если необходимо, надо пролечить родителей от алкоголизма, устроить на работу, оформить необходимые документы и т.д., назначаются кураторы, сопровождающие весь комплекс мероприятий, проводимых вместе с конкретной семьей, направленных на преодоление сложной жизненной ситуации.

Семейные войны
— Еще одной сложной проблемой остаются межличностные конфликты. Буквально только что мне позвонила молодая мама, вернувшая дочь. Мы вместе порадовались. Это длинная, запутанная и неоднозначная история.

Живет в областном центре прабабушка — женщина с сильным, волевым характером. У нее сложные отношения с сыном. А в свое время его лишили родительских прав, и внучка была то в детском доме, то под опекой.

Внучка выросла, в 20 лет родила. У отца ребенка тоже трудная судьба — дважды сидел за кражи. Когда освободился, молодые вместе поехали в Москву на заработки, а ребенка оставили прабабушке под временную опеку.

Потом родители вернулись, в конце 2016 года у них на свет появилась вторая дочка. Но когда они решили забрать свою первую девочку у прабабушки, та категорически отказалась ее возвращать, так как, по ее словам, девочка больше привязана к ней, а не к родителям.

Конфликт из-за ребенка был ожесточенным.

Нами была проведена большая работа. Мы ускорили решение вопроса о выделении маме девочек жилья как сироте. Отец девочек устроился на работу — грузчиком в магазин. С обеими сторонами постоянно говорили — старались их примирить.

И вот девочка возвращена родителям. Хрупкий мир достигнут, остается верить, что папа не возьмется за старое, прабабушка простит близких и все наладится.

Любовь или макароны?
— Елена Алексеевна, зачастую кровные родители оказываются в более уязвимом материальном положении, чем приемные. Если семья растит, скажем, семерых кровных детей, да еще в сельской местности, то она наверняка балансирует на грани нищеты. А если многодетная семья приемная, то по деревенским меркам это почти богачи. А некоторые семьи еще и специально переезжают в Москву — там выплаты больше.

— Конечно же, надо до последнего бороться за кровную семью, надо подставлять ей плечо, а не контролировать с грозным видом, чистый ли в квартире пол и что лежит в холодильнике.

Цифры
Более 230 тысяч несовершеннолетних проживают сегодня в Пензенской области.

1133 ребенка воспитываются в приемных семьях.

1570 — находятся под опекой и попечительством.

1686 — воспитываются в семьях, находящихся в социально опасном положении.

130 — в учреждениях для детей-сирот.

Автор: Марьям ЕНГАЛЫЧЕВА

Нашли ошибку - выделите текст с ошибкой и нажмите CTRL+ENTER

Введите слово на картинке