Как попадают в пензенский ОМОН и какую зарплату получают бойцы

Как попадают в пензенский ОМОН и какую зарплату получают бойцы

Теперь отряд входит в состав Росгвардии

Они всегда вызывают огонь на себя, будь то военное время или мирное. ОМОН стал символом смелости и мужества и остается таковым все 23 года своего существования

Пензенский ОМОН дважды менял название, переходил из одного ведомства в другое. Неизменными остаются только высокий профессионализм и мужское братство.

— Девять… Семь… Девять… Восемь, — в тире ОМОНа Управления Росгвардии по Пензенской области подсчитывают результаты учебной стрельбы из пистолета Макарова. Первая группа бойцов уже складывает оружие, вторая наготове.

— На исходную! — звучит
команда. — Заряжай!
— К стрельбе готов!
— Огонь!

Вопреки ожиданиям, выстрелы звучат глухо и наушники, предназначенные для людей, непривычных к громким и резким звукам, оказываются ненужными. Тир на новой базе в Ахунах, куда бойцы переехали два года назад, оборудован с применением шумоизоляционных материалов.

А еще есть тренажерный зал, помещение для занятия рукопашным боем, площадка для игры в футбол, волейбол и баскетбол, открытый стадион, учебные классы — о такой роскоши на прежнем месте дислокации на улице Некрасова и мечтать не приходилось.

Хотя о старой базе все вспоминают с ностальгией. Сколько там всего было за 23 года! Радость возвращения из очередной командировки в Чечню, скорбь о погибших товарищах (пензенский ОМОН за время своего существования трижды терял бойцов). Это место связано с дорогим каждому омоновцу именем первого командира Анатолия Левченко.

Дело не в названии

Аббревиатура ОМОН расшифровывается теперь так: отряд мобильный особого назначения. И входит он не в систему МВД, а в Федеральную службу войск национальной гвардии РФ, или проще — Росгвардии, созданной в апреле прошлого года.

Однако цели и задачи ОМОНа остались прежними.

— Мы так же охраняем общественный порядок и безопасность, дежурим на массовых акциях, прикрываем оперативные службы, к примеру во время задержаний преступников или операций по освобождению заложников, — рассказывает старший инспектор информации и документирования Сергей Медведев. — Остались и командировки на Северный Кавказ, хотя там сейчас намного спокойнее, чем в 1990-е и 2000-е. Сейчас часть сотрудников находятся в Чечне, на нашей постоянной базе в Грозном.

Хотя понятно, что горячая точка сейчас не там, а в Дагестане. Именно в этот, соседний с Чечней регион часто выезжают на задания наши омоновцы и сотрудники других подразделений. Полтора года назад в Табасаранском районе Дагестана погиб офицер пензенского СОБРА Иван Эрюжев, начинавший карьеру полицей­ского именно в ОМОНе.

Не каждый пройдет испытания

Омоновцы должны постоянно находиться в боевой готовности и, соответственно, в хорошей физической форме. Каждый день тренировки по общей физической подготовке, бег, отработка приемов рукопашного боя, два раза в неделю учебные стрельбы и т.д.

Ну и силовой фитнес. Хотя это не входит в обязательную программу, занятиями не пренебрегает ни один сотрудник.

Не удивительно, что все бойцы крепкие, хорошо сложенные, рослые, причем как молодые, 22–25-летние, так и отцы-командиры.

Собственно говоря, хилые и психологически неустойчивые парни в ОМОН не попадут по определению. При отборе на службу нужно пройти испытание на прочность. Практически без перерыва пробеги-ка трехкилометровый кросс менее чем за

12 минут, затем подтянись 18 раз, отожмись 60 раз и столько же прыгни вверх из положения на корточках, 60 раз прокачай пресс и сделай не меньше упражнений «армейская пружина» (это когда принимаешь упор лежа, потом резко подтягиваешь колени под себя, вскакиваешь в полный рост и… по новой)!

И еще тебя будет гонять по залу мастер спорта по рукопашному бою. Конечно, не убьет и не покалечит, но в челюсть от него схватишь, и не раз.

— Я в ОМОН всю жизнь мечтал попасть, это настоящая мужская работа, — говорит боец Руслан Золотов. — Но когда узнал, какие испытания предстоят, засомневался, пройду ли. К счастью, моей спортивной подготовки хватило, чтобы устроиться во вневедомственную охрану. Пока служил там, усиленно тренировался. В ОМОН попал  только с третьей попытки.

Вызывают огонь на себя

Но молодые бойцы гордятся не только и не столько своими морально-физическими качест­вами, сколько возможностью служить рядом с ветеранами, прошедшими Чечню и Дагестан. А их в отряде почти 80 процентов, в том числе командир Николай Рукавишников. Все они имеют правительственные награды за мужество и героизм.

Именно омоновцы с боевым опытом вызывают огонь на себя в особых ситуациях, которые происходят не в горячих точках, а на территории родного региона.

Вспомнить, например, декабрь 2012-го, когда в Сосновском психоневрологическом интернате пациент взял в заложницы медсестру и, угрожая ножом, требовал автомобиль с полным баком топлива и личным водителем. Переговорщиком выступил один из ветеранов, участвовавший в 2000 году в штурме села Комсомольское (Чечня). Омоновцу удалось усыпить бдительность злоумышленника, обезвредить его и спасти женщину.

Ветераны брали и рецидивиста, который захватил в заложники женщину с ребенком и застрелил из ружья участкового в Каменке. Благодаря грамотным действиям омоновцев удалось избежать больших жертв.

Более молодые сотрудники равняются на ветеранов и заслуживают уже свои награды. Так, взрывотехник ОМОНа Александр Трещев получил уже две ведом­ственные медали: «За доблесть в службе» и «За отличие в охране общественного порядка».

Вместе со своей служебной собакой он обнаружил в различных районах Пензенской области более 300 боеприпасов, не считая стрелкового оружия и самодельных взрывных устройств. В июне 2014-го в лесу неподалеку от Пензы нашел схрон, оставленный одной из бандитских группировок в начале 2000-х.

Как завещал Левченко

В кабинете заместителя командира по работе с личным составом Михаила Новикова на видном месте стоит портрет полковника Анатолия Левченко, погибшего в автокатастрофе 21 ноября 2014 года.

Первый командир отряда, его основатель, еще при жизни ставший легендой. Грамотный, мудрый, дальновидный, он вместе со своими подчиненными прошел ад самых страшных чеченских боев, берег каждого бойца, очень хорошо разбирался в людях и умел их сплачивать. При нем ОМОН был настоящей большой семьей, таким остался и сейчас.

— Уходя на заслуженный отдых, Анатолий Михайлович подготовил преемника — нашего действующего командира Николая Рукавишникова, — рассказывает Михаил Новиков. — И не ошибся в выборе. Николая Борисовича так же ценят и уважают как командира. Он и по человеческим качествам всем нам примером служит (к сожалению, нам не удалось пообщаться с самим Николаем Рукавишниковым — он буквально на днях ушел в отпуск. — Авт.).

Сегодня быть омоновцем почетно, престижно, эта служба достойно оплачивается — начинающий боец получает в месяц более 32 тысяч рублей. Совсем не так было в 90-е.

Зарплата была очень скромной, и ту частенько задерживали, как и «боевые», заработанные пóтом и кровью в Чечне. Иной раз семьям бойцов есть нечего было.

Я спросила Михаила Геннадьевича: за что же они рисковали жизнью тогда, оставляли здоровье? За что воевали?

Он ответил просто:
— За друзей своих, за командира… За Родину.

 

Читайте также:

В Пензе на школе №46 установят доску погибшему в Сирии морпеху

Автор: Наталья СИЗОВА

Нашли ошибку - выделите текст с ошибкой и нажмите CTRL+ENTER

Введите слово на картинке