Время меня минует

Время меня минует

Среди художников по стеклу женщин немного — тяжелый это труд. Но Елена Дубская родилась в год Лошади — ей в самый раз

Фиалки к ужину

Входить в профессию было трудно. Дело не в творчестве — нет: искать образы, придумывать технологии, делать модели и чертежи – это для нее всегда наслаждение. Но воплощать идеи надо было на производстве…

Вот! А там мужики, которые говорят на своем языке (это когда на телеэкране «пик-пик»), причем громко, стараясь перекрыть гул печей и шум станков. Лена убегала в мастерскую, закрывалась там и плакала. А в щелочку заглядывал начальник цеха, проверяя, на месте ли новый художник.

Все это было на Никольском хрустальном заводе, куда она приехала вслед за мужем после окончания «Мухи» (Ленинградского высшего художественно-производственного училища имени В.И. Мухиной, ныне академия).

Им дали квартиру в ведомственном доме. 20 минут ходьбы лесом – и ты на работе. По дороге она собирала разные цветочки и украшала салат к ужину фиалками, например.

Кто знает Елену нынешнюю, не поверит: какие пуси-муси, фиалки? Это про Дубскую – яркую, смелую, дерзкую?!

Но сама она настаивает:

— Я была тихой мышкой, правильной девочкой, комсоргом училища. Как влюблюсь, так глазки вниз и даже не смотрю в сторону избранника. А измениться меня заставила жизнь.

Горячее дыхание

Имя себе она сделала, еще будучи «тихой». На заводе для штатных художников был план. И многие жители России наверняка имеют в своих сервантах изделия, ею разработанные: сахарницы, масленки, сырницы прямоугольной формы, медовницу, украшенную цветами ландыша, а ручки — в форме листьев…

Но раз в месяц художник имел право воплощать свои творческие мечты. В его распоряжение отдавалась печь, и начиналась совместная работа с выдувальщиком стекла.

Она не уставала никогда, как бы трудна ни была работа. Завороженно смотрела на горячее стекло – оно живое, оно дышит! И эта переливающаяся масса будто отзывалась, подсказывая ей новые и новые идеи. «Солярис», да и только!

Все сама, сама...

Сегодня Елена числится в десятке лучших российских художников по стеклу. Ее считают одной из самых ярких представительниц художественного олимпа.

А что же трогательные фиалки? Они не завяли в ее душе. Но настал час, и жизнь предъявила новые вызовы.

Началась перестройка, Никольский завод начал распадаться, как многие предприятия. Лена после десяти лет работы в Никольске переехала в Пензу, опять же вслед за мужем. Но на новом месте совместная жизнь не получилась.

И сразу все легло на ее плечи: растить дочь, зарабатывать. Но как? На заводе не пойми что, заказов нет…

Она стала продавать косметику. В системе сетевого маркетинга людей учат многому. Сначала Елена просто зубрила правила: как войти, что сказать. А потом поняла все эти простые принципы общения, и очень они ей пригодились в жизни.

— Главное — улыбаться, — говорит она. — Не важно, кто перед тобой — рабочий или министр. Улыбайся — и все получится.

А еще научилась водить машину, ярко одеваться и держать себя, как королева.

Борьба за искусство

Деловые навыки пригодились ей в борьбе за сохранение хотя бы части Никольского завода – экспериментального цеха. Она создала ООО, собирала разбежавшихся мастеров. Ходила по квартирам, говорила с каждым. Люди ее уважали, потому соглашались вернуться, попробовать. Сформировался коллектив из 30 человек, нашли заказы, приступили к их выполнению…

Но уж больно подлое тогда было время. Коварству тех, кто хотел нагреть руки на чужом труде, Елена сопротивлялась достаточно долго. Но как-то ехала на машине из Никольска в Пензу и почувствовала, что левая рука отнялась. Рулила правой, еле доехала до дома и решила: хватит.

Сегодня сохраненный ее стараниями экспериментальный цех — в частных руках. И Дубской приходится платить немалые деньги за час работы печи. Она продаст какое-то свое изделие, а деньги вкладывает в создание нового. Иначе никак.

Есть ее заслуга и в сохранении Никольского музея. Она была среди тех, кто боролся за сохранную грамоту для него, отстаивала идею оставить музей на его исконном месте. Там, кстати, большая коллекция ее работ.

Космос стекла

Если говорить о стиле Елены Дубской, то это образность и чувственность. Любое свое впечатление — эмоциональное или интеллектуальное – она может воплотить в образе. Даже желание не исчезать во времени: луковица-спираль гладиолуса и росток… «Время меня минует» — так она назвала эту композицию.

Еще одна работа называется «Подарки судьбы». Ну как было ни спросить: а есть ли таковые в ее жизни?

— Случаются, — сказала она, — особенно в мой год Лошади. В нынешнем 2014-м, например, я вышла замуж.

А еще этот год — юбилейный для Елены, и в Губернаторском доме открылась выставка ее работ: хрусталь, стекло, керамика, графика. Вернисаж сопровождается необычными фотографиями ее произведений как бы изнутри — Елена вместе с фотохудожником Борисом Тишулиным задумала показать своим зрителям Космос стекла.

Блиц-опрос

— Что тебя вдохновляет?
— Природа, цветы, музыка…
— Чего ты боишься?
— Что уйдет чувственность, которую критики отмечают в моих работах.
— О чем жалеешь?
— О том, что не завела себе подмастерьев, учеников.
— Твоя любимая скорость?
— Сейчас, после двух серьезных аварий — 120 км, а была — 140.
— Среди собственных произведений есть любимые?
— «Браслет египтянки» и люстра «Лебединое озеро», которую я сделала для Пушкинского дома в Лондоне.
— Место, где отдыхаешь душой?
— Питерская филармония.
— О чем мечтаешь?
— Чтобы на моей выставке зритель окунулся в микрокосмос стекла и прожил еще одну жизнь.

Автор: Светлана ФЕВРАЛЕВА

Нашли ошибку - выделите текст с ошибкой и нажмите CTRL+ENTER

Введите слово на картинке