Как экс-директор пензенского цирка руководил гастролями советских артистов в Рио и выполнял задание партии

Как экс-директор пензенского цирка руководил гастролями советских артистов в Рио и выполнял задание партии

Воспоминания заслуженного работника культуры РФ, почетного гражданина г. Оранж (Австралия) Николая Жидкова

Это было в 1979 году. Мой трудовой стаж директора Пензенского цирка насчитывал 10 лет. За эти годы я приобрел определенный опыт работы, и, видимо, поэтому меня назначили руководителем гастролей советского цирка в Бразилии и Уругвае. Гастроли длились более трех месяцев, прошли успешно.

Я вернулся домой и приступил к своей обычной работе. Вскоре мне позвонил второй секретарь обкома КПСС Георг Васильевич Мясников:

— Николай, зайди!

Я поспешил к нему. Георг Васильевич вышел из-за стола, пожал мне руку:

— Звонили из ЦК КПСС и просили передать тебе большое спасибо за выполнение особого задания в загранкомандировке.

Я рассказал тогда Георгу Васильевичу о гастролях, поделился впечатлениями. Но особенно он интересовался тем, как мне удалось выполнить задание партии. Расскажу, что можно, об этом поручении.

Вызов в ЦК КПСС

Накануне поездки меня вызвали в Москву, в ЦК КПСС. Поехал. Изрядно волновался в поезде: кому и зачем я понадобился в столь солидном учреждении?

На вокзале меня встретили и на черной «Волге» доставили в ЦК КПСС. Это был ответственный и серьезный вызов, как я понял. Так просто в это учреждение не приглашали. «Наверное, инструктаж перед поездкой», — успокаивал я сам себя. Однако все оказалось гораздо серьезнее.

Еще больше удивился, когда зашел в кабинет: передо мной предстал секретарь ЦК КПСС М.А. Суслов. Я его сразу узнал. В то время это был второй по значимости человек в нашей стране.

— Присаживайтесь, Николай Александрович, — вежливо сказал он. — Я хочу вас познакомить с одним из руководителей компартии дружественной нам Бразилии.

Я увидел средних лет мужчину, солидного, смуглого, типичного латиноамериканца. Мы обменялись приветствиями. Он говорил на ломаном русском языке.

Затем Суслов вновь обратился ко мне:

— ЦК КПСС поручает вам ответственное задание. Вы знаете, что мы помогаем коммунистическим и рабочим партиям других стран. Вы едете на гастроли в Латинскую Америку, будете получать немалые средства за выступления артистов цирка. Часть из них будете передавать коммунистической партии Бразилии. Этот человек представляет ее интересы.

Мои мысли побежали с бешеной скоростью. Как, где и сколько передавать? Но после встречи с Сусловым меня отвели еще в один кабинет, где я получил подробный инструктаж.

До сих пор снится...

Гастроли в Бразилии шли свои чередом. Советские артисты выступали с большим успехом. Но я постоянно находился в напряжении, потому что кроме своих обязанностей выполнял эту самую секретную миссию.

С человеком из кабинета Суслова встречался неоднократно и каждый раз накануне не мог заснуть. Думал, а вдруг я совершу какую-нибудь ошибку и провалю выполнение задания.

Представлял, как враги СССР воспользуются этим и будут трещать во все голоса: мол, вот чем занимается директор советского цирка!

Деньги для передачи бразильским товарищам я брал у своего импресарио. Это были достаточно большие суммы, в то время как мы все располагали за границей копейками (я получал суточные и небольшую доплату за руководство). Кто-то мог и догадаться…

Но чувство долга и ответственность за столь важное поручение пересиливали все мои опасения, заставляли собраться, действовать хладнокровно.

О том, чего все это мне стоило, говорит тот факт, что и спустя десятилетия я иногда вижу во сне, как выполняю тайную миссию.

Памятна последняя встреча с представителем компартии Бразилии. Он обнял меня и сказал на русском, а затем на португальском:

— Большое спасибо!

Сейчас, спустя многие годы, я бы с удовольствием встретился с этим человеком еще раз. Но вряд ли такое возможно.

На родине не раз рассказывал эту историю журналистам. Дотошный народ! Их больше всего интересовало, сколько денег я передал и, самое главное, как удавалось их вручать, при каких обстоятельствах. Но об этом я никогда и никому не говорил и не скажу.

Помню, один журналист просил:

— Николай Александрович, скажите хотя бы, где вы встречались и передавали деньги.

Я ответил:

— Напишите, в туалете.

Слежка в Уругвае

Вся напряженность спала, когда наша цирковая труппа оказалась в Уругвае, где продолжились гастроли. В этой стране я секретную миссию не выполнял, но заметил за собой слежку. То ли служба Бразилии сообщила о своих подозрениях, то ли в этой стране был такой режим.

Сначала я интуитивно почув­ствовал это. И мои подозрения вскоре подтвердились.

Мы с переводчиком гуляли по городу и остановились возле витрины большого магазина, где были выставлены часы «Заря» нашего пензенского завода. У меня аж слезы навернулись на глаза: надо же, наши часы в далеком Уругвае!

Тут переводчик говорит:

— Не поворачивайтесь, за нами слежка. Видите в стекле витрины отражение двух молодчиков в шляпах?

Я запомнил их.

А вскоре, приехав в гостиницу из Дворца спорта, где проходили гастроли, заметил, что в моем чемодане перевернуты вещи. Мне показалось это даже смешным – настолько нелепо, я бы сказал, топорно, спецслужбой этой страны велась слежка за мной.

Я попросил переводчика написать записку следующего содержания: «Господа! Когда вы будете рыться в моем чемодане, прошу вас все вещи укладывать так, как они лежали до этого. Спасибо!»

Подействовало! Чем особенно остался доволен представитель КГБ, который был с нами на гастролях.

Когда мы улетали из Монтевидео, нас провожал атташе по культуре. Разговариваю с ним и вижу тех самых молодчиков в шляпах. Решил подойти к ним. Атташе не советовал этого делать, но я не послушался.

— Спасибо вам, ребята, что вы охраняли меня, когда я гулял по городу! – сказал им.

Они опешили. Затем один из них ответил:

— Вы хороший человек, Николай, желаем вам успехов на гастролях с цирком в других странах!

Нашли ошибку - выделите текст с ошибкой и нажмите CTRL+ENTER

Введите слово на картинке