Жизнь ее била, а она пела

Ольге Козловой 100 лет. Пензенская область100-летие отметила Ольга Наумовна Козлова из села Старое Демкино Шемышейского района

Самое потрясающее, что за 100 своих прожитых лет она к врачам обращалась от силы пару раз.

Единственное лекарство, которое признает, – цитрамон. Что такое уколы вообще не знает. Недавно прихворнула старушка, медсестра пришла инъекцию сделать.

– И не вздумай, не позорь меня! – сказала, как отрезала, Ольга Наумовна.

Медики с улыбкой вспоминают, как пять лет назад долгожительница заставила было их поволноваться. Они увидели, что она идет вдоль по улице прямехонько к медпункту. Выскочили навстречу, гадая, что приключилось. Но выяснилось, что помощь нужна вовсе не ей, а бабе Поле. У той давление зашкалило, вот Ольга Наумовна и вызвалась сбегать в медпункт.

Семижильная

– Семижильная, – говорят о ней товарки.

Видно, так оно и есть. А иначе не объяснить, как  смогла пережить все, что выпало на ее  в прямом смысле этого слова век, и при этом остаться здоровой и жизнелюбивой.

Шесть лет было Олюшке, средней из пяти сестер и братьев, когда умерла мама. Всего на сорок дней пережил ее отец, пришедший с гражданской войны тяжело больным. Остались ребятишки с бабушкой и дедушкой.

– За другими родители так не смотрят, как они за нами ходили, – с благодарностью вспоминает Ольга Наумовна.

Ольге Козловой 100 лет. Пензенская областьНо материально обеспечить не могли, потому пришлось Ольге с малых лет на людей работать. В двенадцать она научилась прясть.  Стоя  работала – росту не хватало. Руки болят, ноги болят, плакать от усталости хочется. А она знай веретенце крутит да напевает тихонько мордовские народные песни, которым научилась от матери и бабушки.

Повзрослела, пришло время в колхозе работать.

– Лес вместе с мужиками валила,  в поле не разгибая спины от зари до зари работала, и все за палочки-трудодни,  – несколько отстраненно, будто не о себе, рассказывает бабушка.

Только трудоднями сыт не будешь. Лебедой голод заглушала, лопухами, молодыми корнями малины.

Все сама

Особенно тяжко пришлось в войну и послевоенные годы. Ненаглядный Василий, любимый муж, погиб в 1943 году. На всю жизнь осталась в душе боль и обида на руководителей хозяйства, которые все норовили уколоть беззащитную вдову. И на самую тяжелую работу посылали, и лошадь не давали, когда нужно было перевезти что-нибудь.

Ольга молча глотала слезы, но не сдавалась. Замуж так больше и не вышла, дочку тянула одна.

– Но я за себя постоять могла, – говорит она гордо.

– В колхозе столько работы, что хоть домой не уходи. А на собственном-то огороде тоже работать надо, зимой без припасов пропадешь, – вспоминает Ольга Наумовна. – Вот я возьму да и сбегу с колхозного поля. Так идут за мной – мол, возвращайся. Однажды терпение мое лопнуло и пригрозила я посыльному: «Вот только подойди, лопатой огрею так, что мало не покажется. И ничего мне за это не будет!». Мужик побежал так, что пятки сверкали!

Как белка в колесе крутилась, а без мужа удержать хозяйство в полном порядке не могла. Постепенно начинал рушиться дом. А тут еще требовали заплатить налоги за разведение живности. Платить было нечем. Наложили на женщину штраф. Пришел к ним сборщик, да на пороге головы не пригнул и со всего маху ударился лбом о косяк. Из-за этого весь дом ходуном заходил.

– Да что тут брать? – искренне удивился он. – Здесь, наоборот, дать нужно, чтобы новый дом поставить.

Дочь Ольги Козловой. Пензенская областьЗапевай, Нинка!

Но бедность и трудности не испортили жизнелюбивого нрава Ольги и ее дочери Нины.

– Как-то раз дождь такой сильный пошел, что крыша протекла во многих местах, – припоминает Нина Васильевна. – Так мы с мамой залезли под стол, чтобы от холодных струй укрыться. Она мне говорит: «Запевай, Нинка!». И запели. Все вокруг в воде, а мы знай выводим. И как-то сразу легче стало.

Мать учила дочь: «Не завидуй тем, кто ворует и благодаря этому живет богато. Не принесет это счастья. Будь довольна тем, что имеешь». И сама жила по этому принципу. Никогда не стремилась к накопительству, не мечтала уехать в дальние города на хорошие заработки. Все 100 лет безвыездно прожила в своем родном селе. Но все равно богата! Тем, что есть дочь, внуки и правнуки, которые ее любят. Уважением односельчан богата.

Но, как призналась нам дочь юбилярши, гложет бабушку одна обида. Со 100-летием ее поздравили руководители местной и районной администраций, а вот из области никто не приехал. А она ждала…

…Ее лицо, словно горные перевалы реками, испещрено морщинами. Каждая из них – след  пережитого. Но печать возраста перестаешь замечать, когда слышишь, как запевает Ольга Наумовна песню. Протяжную мордовскую или разудалую русскую. Хоть и говорят родные, что раньше голос у нее был еще мощнее, и сегодня он прекрасно звучит.

Она поет, и начинаешь верить в то, что человек и вправду запрограммирован на долгую-долгую жизнь…

Автор: Екатерина Рогожкина, фото Владимира Гришина / "Пензенская правда" 7 августа 2009, N 60

Нашли ошибку - выделите текст с ошибкой и нажмите CTRL+ENTER

Введите слово на картинке