Товарный знак скандала

Несколько недель назад на кондитерском рынке разбушевались настоящие страсти. Вообще-то назревали  они давно, а разбушевались сейчас. Руководство  ОАО «Московская кондитерская фабрика «Красный Октябрь» обратилось в правоохранительные органы с просьбой возбудить уголовное дело по факту незаконного использования товарного знака другим столичным кондитерским предприятием — ОАО «Ударница». Уголовный кодекс позволяет это сделать. В нем есть такая статья,  как «Незаконное использование товарного знака».

 

Дело в том, что начиная с 1993 года «Ударница» выпускает мармелад под названием «Экзотика». Казалось бы, выпускает и пусть себе выпускает. Название это все мы помним с детства, а если не с детства, то со времен так называемого «застоя» точно. Но в 1997 году фабрика «Красный Октябрь» оказалась предприимчевее и запатентовала это название, и теперь ее юристы требуют от «Ударницы» прекратить производство мармелада с таким названием.

Кондитерская фабрика «Красный Октябрь» — всего лишь одно из звеньев огромного холдинга под названием «Объединенные кондитеры», в состав которого входят такие известные предприятия, как «Бабаевский», «Рот Фронт», четырнадцать региональных фабрик и десятка четыре торговых домов.

Аналогичный конфликт был в Пензе

Несколько лет назад в аналогичном конфликте вокруг торговых марок оказалась замешана и Пензенская кондитерская фабрика. Тогда в региональное управление Федеральной антимонопольной службы обратились брянские кондитеры, потребовавшие от пензенских производителей прекратить выпуск трех видов конфет, включая знаменитый «Гулливер». При этом заявители предъявили свидетельства о регистрации в качестве торговых знаков названий кондитерских изделий. Судя по тому, что пензенская фабрика продолжает выпуск «Гулливера», можно предположить, что за использование товарного знака ей приходится отчислять его правообладателям определенный процент. Может, так оно и правильно, ибо для того, чтобы перестроить производственные линии на выпуск новых видов конфет, необходимо не менее двух лет.

Если в истории с «Гулливером» антимонопольная служба не смогла помочь местным кондитерам, то в случае с фабрикой «Ударница» встала на ее сторону. Специалисты ФАС признали действия «Красного Октября» по регистрации товарного знака «Экзотика» недобросовестной конкуренцией. Антимонопольщики считают, что, зарегистрировав его в Роспатенте (кстати, даже не на мармелад, а шоколадные конфеты), «Красный Октябрь» получил преимущества в предпринимательской деятельности и может причинить убытки конкурентам.

Удар по Мокшану

Увы, это не единственный случай в кондитерской промышленности. Правовой каламбур снова не обошел стороной Пензенскую область. В августе прошлого года по заявлению все той же группы «Объединенные кондитеры» пензенские блюстители закона возбудили уголовное дело в отношении ООО «Невский кондитер», расположенного в Мокшане. Причина все та же — якобы незаконное использование названий «Ромашка», «Радий», «Ласточка» и т.п. Их названия и вкус, им соответствующий, большинство из нас знает с детства. А ведь речь идет о крупном и социально значимом для Мокшана предприятии. Однако, по словам генерального директора ООО «Невский кондитер» И.В. Шушеребы, следствие идет более шести месяцев, и ущерб от изъятия одних только неиспользованных этикеток составил более 1,5 миллиона рублей.

Кто изобрел «Ромашку»?

Есть ли у дела судебная перспектива, решать не нам. Не нам и квалифицировать действия руководителя этой фабрики. Но не мешало бы подробнее ознакомиться с законодательством на эту тему. Один из пунктов патентного закона гласит: «Изобретению предоставляется правовая охрана, если оно является новым, имеет изобретательский уровень и промышленно применимо». Так кто же изобрел рецептуру, скажем, конфет «Ромашка»? Разумеется, не современные кондитеры. Если взять сборник рецептур, действовавший в 60-х годах, то можно узнать, что «Ромашка» представляет собой глазированные шоколадом конфеты прямоугольной или овальной формы. Подробно расписана рецептура изготовления этих конфет, их цвет, вкус, вес, запах и т.п. То есть запатентовать рецептуру изготовления конфет «Ромашка» нельзя, так как изобрели ее уже давно. При этом в Федеральном законе «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров» записано, что «не допускается регистрация в качестве товарных знаков обозначений, вошедших во всеобщее употребление для обозначения товаров определенного вида, а также являющихся общепринятыми символами и терминами». А что, кто-то не представляет, какие на вкус конфеты «Ромашка» или «Ласточка»? Так что есть у вас возможность производить «Ромашку» хоть в домашних условиях – пожалуйста. Только не называйте «Ромашку» «Ромашкой».

Кто первый запатентует

В этой связи вспоминается курьезный случай. Несколько лет назад одна московская фирма из разряда «рога и копыта» запатентовала самую обычную бутылку. Каким образом ей это удалось, история умалчивает. Но зато потом фирма разослала всем предприятиям, использующим в своем производстве стеклянную тару, письма с требованием ежегодных двухпроцентных отчислений.

Разработал «Биосинтез»,

а запатентовал «Нижфарм»

А если серьезно, то, по словам начальника управления Федеральной антимонопольной службы по Пензенской области Анатолия Авдеева, в последние годы конфликтов вокруг использования тех или иных названий, брэндов, торговых марок становится все больше. Иногда доходит до абсурда, как в случае с компанией «Нижфарм», потребовавшей от ОАО «Биосинтез» либо прекратить выпуск шести наименований лекарственных препаратов, либо делиться частью прибыли. Парадокс заключался в том, что те самые лекарства разрабатывались непосредственно на «Биосинтезе» еще в 60-е годы. А запатентовала их название компания «Нижфарм», созданная совсем недавно. Просто возглавили ее, как сейчас принято говорить, молодые продвинутые менеджеры с бульдожьей хваткой и далеко идущими намерениями, к чему на «Биосинтезе» готовы просто не были.

Еще один пример: мороженое «Гулливер», выпускавшееся фирмой «Пензахолод». И этот «Гулливер» опять-таки оказался запатентованным. Хорошо хотя бы, что в этом случае все закончилось мировым соглашением с иногородним производителем. Вывод один: законодательство в этой сфере еще очень несовершенно, чем и пользуются практически все, кому не лень.

 

 

Патент и товарный знак — не одно и то же

Мы обратились за комментарием  к заместителю директора по правовым вопросам юридическо-консалтинговой  фирмы «LexПрактик» Оксане  Александровне Марковой.

— Действительно, такая проблема есть, и сейчас, судя по всему, она начинает решаться. Так получилось, что множество популярных ныне пищевых продуктов, медицинских препаратов и т.п. было введено в оборот во времена бывшего СССР. Соответственно, большое количество фабрик и заводов различных министерств Союза ССР производило продукцию с одинаковыми названиями и по одним и тем же рецептурам, утвержденным соответствующими ведомствами. Собственники у предприятий сменились, но в связи с тем, что определенные продукты были знакомы потребителю, пользовались спросом на рынке, на них было ориентировано производство, они продолжали выпускаться. Здесь надо обратить внимание на то, что «патент» и «товарный знак» не тождественные понятия. С усилением их правовой защиты на территории бывшего СССР появились возможности для своеобразной конкурентной борьбы, которая сейчас признается недобросовестной. Так, рецептура изготовления конфеты «Гулливер» известна давно, новизной не отличается, и в соответствии с п. 1 ст. 4 Патентного закона РФ на нее нельзя получить патент. При этом регистрация кем-либо в качестве товарного знака только названия конфеты «Гулливер» не запрещает никому другому производить конфету по рецептуре, которая с давних времен ей соответствует. Только нельзя без разрешения правообладателя товарного знака называть ее «Гулливером». Соответственно, потребитель, пришедший в магазин за «Гулливером», скорее всего купит конфету именно с таким, «раскрученным» названием и не будет долго разбираться, что является ее аналогом. Однако согласно п. 2 ст. 10 Закона о конкуренции «не допускается недобросовестная конкуренция, связанная с приобретением и использованием исключительных прав на средства индивидуализации юридического лица, выполняемых работ или оказываемых услуг».

История с мармеладом «Экзотика» примерно такая же. В феврале 2006 года Федеральная антимонопольная служба России признала действия по регистрации этого названия недобросовестной конкуренцией, а Палата по патентным спорам Федеральной службы по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам (Роспатент) приняла решение о досрочном прекращении действия правовой охраны товарного знака «Экзотика». Эти решения повлекли целую волну обращений производителей в антимонопольную службу и Роспатент, в результате чего скоро многие зарегистрированные товарные знаки, известные со времен бывшего СССР и вошедшие во всеобщее употребление, могут лишиться правовой защиты.

Автор: Вячеслав ШАХОВ

Нашли ошибку - выделите текст с ошибкой и нажмите CTRL+ENTER

Введите слово на картинке