Развал продолжается?

Сейчас во всех уголках Пензенской области идет реализация национального проекта «Развитие АПК». В возрождение сельского хозяйства сурского края вкладываются огромные финансовые средства из федерального и областного бюджетов. А тем временем в Пензенском районе до сих пор продолжается разборка на плиты чудом уцелевших животноводческих комплексов. 

 

ышейской трассе, мы обратили внимание на подъемный кран, который, словно коршун над добычей, навис над остовом бывшего животноводческого комплекса. Это строение, каким-то чудом уцелевшее в лихие для сельского хозяйства всей страны 90-е, разбиралось среди бела дня на глазах всей области. Проехать мимо такого мы просто не могли…

Судя по размерам огороженной территории, еще двадцать лет назад это подразделение «Вязовского» колхоза-совхоза представляло собой огромное хозяйство, обеспечивающее мясом и молоком областной центр, расположенный от него всего в нескольких километрах. О былом великолепии говорит то, что территория ферм была огорожена добротным бетонным забором, подъездные пути выложены специальными плитами, чтобы весенне-осенняя распутица не путала животноводам планы. 

Сейчас от прежней красоты осталась малая толика. Те дорожные плиты, что получше сохранились, уже увезли.

По вполне объяснимой закономерности разобран и забор: где поближе к дороге — остались лишь бетонные столбы (на месте железных столбов зияют ямы); там, куда сложно подъехать, забор еще стоит — несколько неприкаянных пролетов, защищенных разросшимися деревьями или глубокими ямами.

Всюду, насколько можно увидеть, — возвышенности, поросшие кустарником и поднявшимися до метровой высоты сорняками. Несколько лет назад на их месте были фермы. И такая же судьба ждет и тот комплекс, видимо самый большой, над которым завис подъемный кран. Хотя и от этого огромного коровника оставалась уже только меньшая половина.

Судя по слаженности работы людей, трудящихся над разборкой, дело это для них не новое, а очень даже знакомое. Один, стоя на лестнице, срезал автогеном железные сцепки плит, другой, подстраховывая, подавал ему необходимый инструмент, третий руководил работой, выбирал новый объект для разборки. Наше появление внесло в их стройные ряды сумятицу, переросшую в необъявленный пятиминутный перекур.

«Старший» на «объекте» нашелся быстро. По словам мужчины, разрешение, которого на руках у него не оказалось, было выдано подразделением районной администрации. Плиты потребовались ему для строительства дома. Он «выписал» их в районе, так сказать, самовывозом путем саморазбора.

По словам главного разборщика, хорошие плиты нужно еще найти. Мол, что полегче можно было взять да получше качеством, уже вывезли. Мы же сделали из этих слов вывод: отследить, сколько плит на самом деле будет вывезено, невозможно. Ведь чиновников на этой площадке не было!

С подразделением Пензенской районной администрации, а именно с МУПом «Центр развития предпринимательства», который, как выяснилось, распоряжается судьбой этих и других ферм района, мы пытались связаться в течение двух недель. Директор этого предприятия Лариса Гульцева оказалась очень занятым человеком. Все время на выезде, все время на территории района. Просьбу перезвонить в редакцию и назначить время встречи, чтобы ответить на возникшие у нас вопросы, она по непонятным причинам проигнорировала. Но в минувшую пятницу мы все же до нее дозвонились. И попали, по ее словам, не вовремя. Лариса Ивановна предложила ответить на все вопросы только в среду. Но ждать еще одну неделю не захотели уже мы.

Ни для кого не секрет, какой бизнес делается на опустевших коровниках. Еще лет пять-шесть назад газеты с объявлениями пестрели десятками предложений бэушных плит. Помнится, тогда в разговоре человеком, занимающимся этим делом, прозвучала фраза: «Мы не разваливаем животноводство, мы просто занимаемся бизнесом…»

Производство у того дельца было налажено безотходное. Продавались не только плиты, но и разбитые куски (на ремонт дорог), и железная арматура (на вторчермет). Он умудрялся продавать даже оставшийся навоз!

Какие цены установлены на плиты в МУПе, по телефону Лариса Гульцева назвать отказалась. Но достоверно известно, что у перекупщиков они составляют 1300 рублей — перекрытия и 1800 рублей — дорожные.

Мы не теряем надежды получить у Ларисы Гульцевой комментарии по сложившейся ситуации. И думаем опубликовать их в одном из следующих номеров…

 

 

Автор: Дмитрий Гулин

Нашли ошибку - выделите текст с ошибкой и нажмите CTRL+ENTER

Введите слово на картинке