Разговор без повестки

На прошлой неделе в стенах областного УВД произошло знаменательное событие.За стол в кабинете Александра Гулякова, кроме гостеприимного хозяина, сели руководители СМИ и сотрудники пресс-службы. Разговор шел о взаимоотношениях милиции со СМИ.

«Вы (журналисты. — «ПП») на нас обижаетесь за то, что не всегда оперативно и качественно предоставляем информацию, мы (милиция. — «ПП») на вас обижаемся за то, что вы не всегда объективно, проверенно даете информацию о нашей профессиональной деятельности. Эти взаимные претензии отчасти обоснованы», — так генерал обозначил суть конфликта.

Претензий у Александра Гулякова накопилось немало. Говоря о низком качестве опубликованной информации, он заявил, что недоволен отсутствием аналитики, а порой — и комментариев: «В первом квартале этого года в районных СМИ было размещено около 600 материалов о деятельности УВД. 45—50 процентов из них составляют информационные заметки. Анализа практически нет».

От себя добавлю, что за редким исключением пензенские журналисты так же, как и их районные коллеги, соревнуются в мастерстве обработки милицейских сводок. Но журналисты ли в этом виноваты?

Вот как видит ситуацию сам генерал Гуляков: «Весь город говорит — милиция молчит. Мы даем только короткое сообщение. Не подумайте, что это с целью сокрыть информацию. Мы боимся спугнуть того или иного фигуранта по этому делу».

Гуляков пояснил, что деятельность милиции связана со сложной агентурной работой и более чем наполовину засекречена. И если журналист неумело вмешивается в ход расследования, то может стать невольным помощником преступника.

Тут же, как бы с укором, Гуляков сказал, что очень недоволен тем, что журналисты оказываются на месте преступления порой раньше, чем милиционеры: «Мы постоянно сидим на телефонах, на рациях, выезжаем — а вы уже там».

Далее выяснилось, что кроме тактических соображений у милиционеров имеются и чисто психологические проблемы. Сам Гуляков описывает их так: «Начальники милиции боятся выходить в эфир. И ничего тут удивительного нет. Человек при виде микрофона приходит в судорожное состояние, а если на него еще и телекамеру навести, возникает целая проблема».

Тут, конечно, можно было бы поиронизировать да простить с усмешкой невинную слабость бойцов невидимого фронта. Однако по собственному опыту общения с рядовыми правоохранителями могу сказать, что боятся они вовсе не журналистов, а наказания со стороны собственных начальников.

Говоря о собственной политике в отношении со СМИ, Александр Гуляков заявил, что всегда открыт и готов на прямой контакт, но не в ущерб своему рабочему времени.

Из разговора можно было понять, что эта позиция буквально выстрадана.

«Я четко понял: если мы не умеем свою работу показать, значит, оценка нашей профессиональной деятельности резко снижается», — заявил генерал, опираясь на тот факт, что у большинства населения мнение о милиции складывается по публикациям в СМИ и только у незначительной части — по собственному опыту.

Разговор длился более часа. Доверительный тон Гулякова плавно переходил в оправдывающийся, затем в укоряющий. Шутки чередовались с цитированием Уголовного кодекса. И из всего этого достаточно сумбурного мероприятия я сделал один вывод: руководство УВД очень хочет наладить отношения со СМИ. УВД сделало первый шаг, теперь очередь за СМИ.

Автор: Владимир ПЕТРОВ

Нашли ошибку - выделите текст с ошибкой и нажмите CTRL+ENTER

Введите слово на картинке