Моя деревенька

Виктор Терентьев у родного дома.Несколько лет два брата вкладывают собственные средства в развитие малой родины – села Колемас

За прошедшие 13 лет с карты страны исчезли 11 тысяч сел. Примерно такое же количество осталось почти без жителей. «Вымирание» российской деревни продолжается.  И это с болью воспринимают люди, для которых слова «родина» и «село» – синонимы.

– Мама и отец ушли из жизни почти десять лет назад, один за другим, – вспоминает Виктор Терентьев. – После их похорон я на несколько дней задержался в Колемасе. И почти потерял сон: я теперь был «крайний» в ряду предков, старше нас с братом никого не осталось. 

Братья Виктор и Алексей Терентьевы из родительского гнезда улетели давно – больше трети века назад. Младший, Виктор, обосновался в Саратове, возглавлял энергоснабжающее предприятие. Старший дослужился до звания полковника, руководил научным отделением  Санкт-Петербургской академии связи и основал разветвленную сеть организаций, работающих на оборонную промышленность страны. В Колемасе оба появлялись наездами – им казалось, родители вечны и село тоже. Но десять лет назад пришлось взглянуть действительности в глаза: их малая родина, как и абсолютное большинство подобных деревень, погибала.

Как у всех

История Колемаса уходит корнями в XVIII век. Вариантов истории его основания  несколько. Вот самый занятный. Помещица села Лопатино выиграла в карты шесть крепостных семей, которые поселила на возвышенности у безымянной реки. Время от времени барыня приезжала проведать своих людей. Однажды ее повозка увязла в болоте, да как на грех еще сломалось колесо. «Колесо, мать …», – в сердцах крикнула барыня кучеру. Название утвердилось и сократилось в Колемас.

В начале прошлого века в селе кипела жизнь: взрослых и детей здесь насчитывалось больше двух тысяч человек. С окончанием эпохи коммунизма началось постепенное перерождение деревни из процветающего сельскохозяйственного центра в поселение на грани упадка. Колхоз развалился, работы не было, и люди потянулись в районный центр и город.

Количество жителей за сто лет сократилось почти в двадцать раз: здесь осталось 126 человек, большинство – преклонного возраста. И перспективы возрождения села не было никакой: помочь могло только чудо. И оно случилось.

Ближе к земле

Пару лет назад Виктор позвонил брату в Питер:
– Леш, мы хотели сто гектаров около дома оформить под семейную усадьбу. А тут такое началось: чужие люди землю скупают, скоро ни одного свободного клочка не останется. Но самое страшное – они не собираются давать работу людям. Развалится село…

Так возникла идея вкладывать в Колемас свои средства. Оставаться в стороне совесть не позволяла.

С чего начать? Братья выросли на земле, но в сельском хозяйстве многого не знали. Одно было понятно без слов: руководить начинающимся производством из другого города невозможно, нужно переезжать. И Виктор сорвался.

Первое время дневал и ночевал в Колемасе, советовался со специалистами, разговаривал с сельчанами. О том, как два брата – люди, заинтересованные в будущем села, – пытались оформить всего несколько сот гектаров, можно написать захватывающий роман. Конкурировали они с московскими дельцами, цель которых была прозрачна – сорвать куш.

Большинство паев сельчан, в результате, досталось «чужакам». Тем не менее и Терентьевы получили желаемое. Полтора года назад оформленную землю начали обрабатывать сотрудники новой организации братьев – ООО «Зыбино».

Поднятая целина

Под возделывание работникам досталась целина – поля, которые не обрабатывались больше 15 лет.

– Виктор Васильич, впору тебе на нашем примере «Поднятую целину-2» писать, – шутили они.

Засеяли 320 гектаров озимой пшеницей, подготовили 130 гектаров для подсолнечника и 70 – для овса на следующий год.

Пруд в КолемасеВозродили «фирменное дело» Колемаса – пасеку. 35 пчелиными семьями руководит Юрий Федорович Заварыкин. Благодаря его стараниям, нынешней зимой липовым колемасским медом было обеспечено не только все село, но и сотрудники питерского филиала компании Алексея Терентьева.

А еще занялись рыболовным хозяйством. В подходящем месте соорудили плотину и запустили туда мальков. Карп, толстолобик, белый амур – этим летом порыбачить в Колемас приезжали даже из соседних районов.

– На следующий год сделаем еще один водоем, – говорит главный специалист по рыбоводству Виктор Васильевич Одиноков. – Приобретем несколько лодок, чтобы люди с собой не возили, установим палатки. «Загудит» наше село летом, наполнится народом.

Но и сегодня, в серые зимние дни, мужики не унывают.

– Душа у нас радуется за родное село, – ведут они неторопливую беседу. – Ведь полтора года назад думали все, конец Колемасу. Сердце кровью обливалось, когда с полей доносилось гудение импортных тракторов. Московские ребята, скупившие окрестности, пригоняли их на несколько дней. Сами понимаете: вахтовый метод, там наши рабочие руки никому не нужны. А теперь пригодились.

Полтора десятка трудяг для когда-то большого села – это, конечно, немного. Только Виктор Терентьев уверен: это и есть объективная реальность современной деревни. Прежних развитых хозяйств с сотнями рабочих уже не будет. Никогда. А для того чтобы «оживить» село, хватает и стараний ООО «Зыбино».

На самоокупаемость планируют перейти через полтора года. А сейчас, глядя на всходящие озимые, люди говорят, улыбаясь: «Зарплата наша растет».

Колемасская школаГлавное – люди

Сегодня, как и сто лет назад, центр притяжения села – школа. Директор Нина Александровна Ватлина показывает свои «владения» с гордостью. Хотя самому зданию больше ста лет (здесь учились не только Терентьевы, но и их родители), оно хорошо отремонтировано. В него братья вложили 120 тысяч рублей (включая покупку копировальной техники, компьютеров).

– Какое село без школы? – говорит Виктор Васильевич. – Забота о ней для нас важнее всего. Ну и о людях, конечно. Случится у кого беда – помогаем. Умрет безродный старичок – могилу копают мои ребята. Этим грустным делом заниматься больше некому.

К новым сотрудникам здесь относятся бережно – «товар-то штучный!». Денис Калибуллин, например, до сих пор не может поверить своему счастью. Уехав в лихие 90-е с семьей из Ташкента и помыкавшись без стабильного заработка в российской глубинке, он почти потерял веру в будущее. Здесь его, лучшего сварщика района, вселили в большой дом, предложили хорошую зарплату. Его сын Андрей ходит в школу, он седьмой ученик в классе Нины Александровны.

Малая родина

Виктор Терентьев уже полтора года живет между Пензой и Саратовом. В нашем городе руководит филиалом компании брата, к семье уезжает только на выходные, попутно заглянув в село.

В Колемасе ему буквально каждый камешек напоминает родителей и более далеких предков. Об этом он даже написал книгу «Малая родина». Архивные поиски, встречи с пожилыми односельчанами через три года были оформлены письменно. Этот небольшой том есть в доме каждого жителя села.

«Моя малая родина имеет своеобразный нравственный уклад, – пишет Виктор Терентьев. – То, что можно скорее назвать душевностью, чем интеллигентностью. Здесь я постоянно получаю духовную подпитку».

Две недели назад Виктор Терентьев был награжден Почетной грамотой губернатора «За личный вклад в социально-экономическое развитие Пензенской губернии».

Автор: Ирина ПАРШИНА, фото Владимира Гришина / “Пензенская правда” 9 декабря 2008, N 98

Нашли ошибку - выделите текст с ошибкой и нажмите CTRL+ENTER

Введите слово на картинке