Кардиограмма в компьютере

Что мешает интересному и нужному проекту пензенского ученого воплотиться в жизнь?

Доктору наук, профессору кафедры «Медицинские приборы и оборудование» ПГУ Олегу Николаевичу Бодину жал руку сам министр здравоохранения РФ Юрий Шевченко. 
Случилось это в 2003 году. Министр приезжал в Пензу, побывал в госуниверситете, проектом Бодина восхитился, сказал: «Так держать».
Восхищаются проектом до сих пор. Он участвовал в международной выставке CeBIT (Ганновер, Германия), защищен 12 патентами РФ, отмечен двумя золотыми медалями ВВЦ и Московского салона инноваций и инвестиций.
Только одна из его частей, выделенная в отдельную работу (ее ведет молодой выпускник той же кафедры Александр Тычков), в этом году участвовала в форуме «Зворыкинский проект», на озере Селигер. Конкурсных работ было – со всей России-матушки, но наша вошла в 20-ку лучших.
Позднее ее выставляли на III инвест­форуме в Пензе. И на форуме «Светлая поляна – территория успеха». Везде – сплошные комплименты.
Вот только до внедрения в производство дело никак не дойдет.

Сам себе кардиолог
Официальное название суперпроекта – компьютерная диагностическая система «Кардиовид». Она осуществляет неинвазивный (бескровный) контроль состояния сердца.
Сегодня это делает врач, читая кардиограмму. Но бывает, что заболевание не дает четкой картины и поставить правильный диагноз трудно.
Бодин на основе анализа большого объема медицинских данных создал и постоянно совершенствует программу, которая сама (беспристрастно и объективно) ставит диагноз.
Прилепил присоски кардиографа к груди – получи на экране компьютера или сотового телефона полный расклад работы сердца.
Такой «электронный кардиограф» стал бы подспорьем для высокопрофессионального специалиста. А для сельской местности, где кардиологов днем с огнем не сыщешь, его значение вообще трудно переоценить.
Да и простому смертному программа пригодилась бы. Особенно хроникам – они бы могли осуществлять кардиомониторинг на дому.
– Сердечно-сосудистые заболевания занимают первое место в списке причин высокой смертности россиян, ежегодно от них умирает более одного миллиона наших соотечественников, – говорит Олег Николаевич. – По идее, государство должно быть заинтересовано в подобных разработках.

По закону не получается
По данным Управления экономики, инновационной и научно-технической политики Пензенской области, сегодня преподавателями и студентами пензенских вузов создано 178 малых предприятий.
Вроде бы много. Но, увы, по пальцам можно пересчитать те из них, которые занимаются инновационной деятельностью. Большинство же торгуют автомобильными шинами, шьют жен­ские пальто, в лучшем случае оказывают юридические и репетиторские услуги.
У нас, конечно, демократия, в свободное от работы время можно делать все, что хочешь, но, на мой взгляд, это примерно то же самое, как если бы академик Капица или академик Алферов подрабатывали на базаре продавцами зелени.
Где наукоемкие производства? Где русские аналоги европейских фирм, которые расцвели пышным цветом при Оксфорде и Сорбонне и развивают передовые медицинские, генно-инженерные и прочие технологии – те, что в недалеком будущем определят (да и сейчас уже определяют) вектор экономического развития всей человеческой цивилизации?
Несколько лет ректоры российских вузов добивались принятия федерального закона, который бы разрешал институтам создавать малые и средние предприятия для внедрения результатов интеллектуальной деятельности. И вот наконец этим летом закон был принят. Причем президент Дмитрий Медведев просил членов Совета Федерации отложить отпуска и специально собраться, чтобы одобрить документ.
Закон, безусловно, нужный, но, по мнению пензенских ученых, пока он не может стать руководством к действию. Слишком много в нем подводных камней.
В частности, ряд положений входит в противоречие с Гражданским кодексом. В стране мало специалистов (а в Пензе их нет совсем), которые могли бы оценить в денежном выражении результаты интеллектуальной деятельности, а без этого бизнесменам и ученым трудно договориться. Нет преференций для бизнеса, который бы хотел вложиться в наукоемкий проект. Вуз не может использовать свои помещения и приборную базу для работы инновационного предприятия…
– Нужен не только закон, но и механизмы финансирования наукоемких проектов, в первую очередь – венчурные фонды, о которых давно и много говорят, но которых, по большому счету, так и не создали, – добавляет декан ПГТА Владимир Фролов. – Пока банки дают кредиты под 24 процента годовых, наукоемкие производства самостоятельно не поднимутся.
Так что новый закон профессору Бодину жизнь не облегчил.

Наверное, в следущей жизни...
В прошлую субботу в кабинете, где сидит автор «Кардио­вида», было не протолкнуться – аспирантский день. К профессору пришла толпа – парни и девушки из тех, которых на молодежном сленге называют «ино­планетными». Они не смотрят телевизор, читают книги, в данном случае – верят в российскую науку.
Ба, знакомые все лица! Александр Тычков, чья работа была представлена на «Зворыкинском проекте» и на инвестфоруме в Пензе. Кстати, два деда Тычкова в свое время работали главными инженерами предприятий, инженерами были и его родители. Так что любовь к науке и технике у парня на генном уровне.
Пока новостей никаких. Форум прошел, тишина… Но Александр, похоже, и не рассчитывает на быстрый успех. Со второго курса обучения в ПГУ недавний выпускник работает над своей частью общего проекта практически даром. В расчете на то, что рано или поздно идея «выстрелит», то есть будет реализована на практике.
Верит в победу и профессор Бодин:
– Я, наверное, уже не доживу! Но надеюсь, доживут мои ученики.


К инновационным технологиям

Евгений Королев, проректор ПГУАС:
– Закон ФЗ № 217, дающий вузам широкие полномочия по открытию малых и средних предприятий для внедрения результатов интеллектуальной деятельности, к сожалению, не избавлен от недостатков. И даже в министерстве образования и науки РФ, которое активно выступало за принятие закона, это понимают.
Недавно заместитель министра Александр Хлунов признал, что «для запуска интеллектуальной собственности в хозяйственный оборот бюджетным организациям надо было дать больше прав».
И все же закон – это шаг к инновационной экономике. Уверен, что будут приняты поправки, которые снимут все неясности. Меня в этом убеждает программное заявление президента Дмитрия Медведева «Россия, вперед!».

Автор: Марьям ЕНГАЛЫЧЕВА / "Пензенская правда" 27 октября 2009, N 83

Нашли ошибку - выделите текст с ошибкой и нажмите CTRL+ENTER

Введите слово на картинке