Что высветили пожары

Этот дом подожгли с чердакаЖители села Варыпаево Пензенского района не спят уже две недели. За это время неизвестный злоумышленник поджег шесть домов

Жители Варыпаево до недавнего времени решали свои споры миром. Да, горело сено, случалось, дома из-за неисправной проводки. Но чтобы такое!

Иначе как шоком состояние людей, живущих рядом с улицей Голодяевка, где произошла основная масса пожаров, назвать трудно.

Ничего не изменилось

В Варыпаево мы приезжали полтора года назад. За это время в селе абсолютно ничего не изменилось. Ни дороги, ни дома, ни люди. Злоба на весь мир, боязнь всего окружающего и равнодушие друг к другу.

В тот приезд мы увидели, в сколь плачевном состоянии пребывает монумент сельчанам, погибшим в годы Великой Отечественной войны. Надеялись, что дойдет до людей: соберутся всем селом и приведут памятник в порядок. Не дошло. Молчит власть, только планы строит. Молчат и ветераны. Неужели и они тоже боятся? Не верим! Хотя, что одни старики могут сделать? А они одни – сейчас мы уже не сомневаемся.

Караул! Горим!

В середине октября на одной из улиц этого довольно большого села объявился поджигатель. Сначала пустил красного петуха в один дом, затем в другой. Сельчане заволновались, особенно те, что живут на улице Голодяевка, где орудовал поджигатель.

– Раньше двери входные даже ночью не закрывали, – поделилась с нами пенсионерка. – А сейчас на калитку замок повесили. Не на крепость его надеемся, а уж коли сшибать будут, услышим и успеем выбежать.

– Спим не раздеваясь, – вторит ей другая женщина. – Если что – сразу на улицу.

По словам медсестры Варыпаевского фельдшерско-акушерского пункта Елены Тамашиной, ситуация с поджогами отразилась на здоровье жителей только одной улицы. В основном там проживают пенсионеры, а для них любое волнение – новая болезнь. Скачет давление, а к врачу обращаться боятся. Упекут в больницу – дом сгорит.

У двух жителей злополучной улицы – инфаркты. А одна престарелая женщина, поглядев на соседский пожар, только и успела, что дойти до дома…

Милиция бездействовала. Участкового в селе видели у сельсовета, на местах пожара он не появлялся. Ждать от него помощи не стали – на рубеж защиты встали сами жители известной улицы (группа пенсионеров да примкнувший к ним бывший участковый милиционер). А как же остальные варыпаевцы? А другим, как мы выяснили, все до фонаря.

Кстати, о фонарях. Их в селе практически нет, и с наступлением ночи Варыпаево погружается во тьму. А во тьме, знаете ли, сгореть неизвестно от чьей руки – один момент. Тем более, если скажешь свое слово против чьего-то либо нос не в свое дело сунешь. А так, тихой сапой, авось и обойдет беда стороной. Правда, на всякий случай варыпаевцы все-таки начали страховать свое имущество от пожара.

Ну ладно фонари в селе обещали к середине зимы поставить. Хотя бы по три штуки на улицу. А вот кто исправит людей?

– Дома горят?

– Го-о-орят!

– Не боитесь, что завтра ваши загорятся?

– Так это на том конце села горят, – указывая рукой. – А что мы такого сделали?

Действительно, а что такого сделали хозяева подожженных домов? Да ничего! Да и не жили они в этих домах. Тем не менее их сожгли. И все это знают и молчат.

В числе других поджигали дом Анатолия Морозова. Потому-то пенсионер не расстается с топором не только по ночам, когда выходит в дозор, но и днем – уже по привычке. Мы поинтересовались: мол, рука-то у вас тяжелая, не дай бог, убьете поджигателя-то.

– Да мне милиционеры уже сказали: «Убьешь – посадим», – отвечает Анатолий Морозов. – А я им отвечаю: «Хорошо будет, если убью, – люди начнут спокойно спать…».

Хоть плачь

Старожил Варыпаева, дядя Коля, рассказал, что на его памяти поджогов в селе не было. Правда, лет 70 назад группа молодежи сожгла крышу на Крестовоздвиженской церкви. Ради озорства уничтожили храм, которому почти две с половиной сотни лет.

– Помню, вскоре после этого трактором купол свалили – кирпич нужен был на строительство клуба. Хватило-то его на полстены, а какую церкву испортили!

Дело по разбору старых варыпаевских построек продолжает инвестор, который на протяжении последних лет поднимает обанкротившийся совхоз-гигант «Организатор». Полтора года назад он делился с нами наполеоновскими планами о развитии хозяйства: увеличении дойного стада, развитии свиноводства. Так мы и написали.

А на деле сейчас от двух сотен буренок осталось 23, а от 1,5 тысячи свиней – столько, что свинари их уже по пятачкам узнают. Осталась в хозяйстве только земля, да и на той урожаи такие собирают – хоть плачь.

– Некому работать, – возмущается руководитель хозяйства Андрей Мазурин. – Хоть китайцев завози!

Впрочем, работящие люди в селе есть. Вот только что-то не торопятся они наниматься к господину Мазурину. Только обиду на него таят. Стекла в столовой разбили, сожгли 180 тонн сена! С чего, собственно, в Варыпаево и начались пожары. И в разговоре многие из сельчан, косясь на видимый издалека памятник Ленину, стоящий напротив конторы сельхозпредприятия, говорили, что это не простое совпадение.

Цена молчания

Любое преступление – ЧП. Серия ЧП – вдвойне. Это сигнал о том, что власть и правоохранительные органы работают неэффективно.

Первые зачастую скрывают факты, в надежде справиться собственными силами. Вторые… Вторые в силу то ли низкого профессионализма, то ли неправильной организации работы вовремя не могут найти злоумышленника и не допустить дальнейших преступлений.

Так произошло и в селе Варыпаево.

Глава местной администрации Павел Лябин не только не смог назвать даты поджогов во вверенном ему населенном пункте, но и не знал точное их количество.

Как выяснилось впоследствии, первые пожары жители потушили собственными силами. О них глава не сообщил ни в районную администрацию, ни в милицию, ни в пожарную часть. Единственное, что сделал Павел Григорьевич, собрал инициативных мужиков и организовал дежурство на нескольких улицах. Но патрулирование добровольной дружины результатов не дало.

И, как следствие, почувствовав собственную безнаказанность, преступник (или преступники) обнаглел. Так началась серия пожаров.

О ситуации в Варыпаево заместитель главы администрации Пензенского района Станислав Солдатов узнал только в начале ноября, когда в пожарной части был официально зарегистрирован второй поджог.

К 3 ноября (2008) картина выглядела следующим образом: по официальным, то есть зарегистрированным данным, в селе сгорел стог сена и четыре дома (один из них жилой).

Солдатов выехал в Варыпаево, где состоялся сход граждан. Было решено патрулировать все улицы села.

Тогда же наконец на место преступления пожаловала милиция. По словам жителей и Станислава Вячеславовича, пьяные милиционеры носились по улицам на уазике. Кого надо бы опросить, разогнали, а кого и спрашивать было не о чем, сажали в машину и куда-то увозили.

Но о ЧП администрация района ни губернатору, ни в правительство области не сообщила. Как сказал заместитель главы, надеялись справиться своими силами. Но, посмотрев на действия милиционеров, поняли, что не получится.

В результате столь «согласованных» действий мы имеем то, что имеем. Сейчас создана рабочая группа по расследованию этого вопиющего преступления. Но время упущено. Виновный не найден, улики не собраны, доказательства не закреплены.

У нас есть веские основания предполагать, что это дело окажется очередным «висяком». Если его, конечно, на какого-нибудь, простите, алкоголика, не повесят.

Козел отпущения

Когда ситуация в Варыпаево вышла из-под контроля, принялись искать стрелочника. Им назначили местного участ­кового, ветерана чеченской кампании, награжденного правительственной наградой. Говорят, что работал он плохо, в селе появлялся редко. Спасибо, хоть в поджогах не обвинили.

Но до нас дошли слухи, что в Кондольском отделении милиции он выполнял еще и несвойственные его должности обязанности дежурного. А это прямое нарушение приказа МВД России.

Давайте произведем нехитрые математические расчеты: восемь суточных дежурств в месяц, восемь дней отдыха плюс выходные… Вот и получается, что работать участковым в трех населенных пунктах майор милиции мог чуть больше недели. Спрашивается: а так ли уж виноват участковый и нет ли других претендентов на дисциплинарные взыскания?

Мертвая зона

Выяснить хоть что-нибудь о ходе расследования, узнать, как теперь охраняют имущество жителей «горящего» села, мы отправились в Кондольское отделение ОВД Пензенского района. Но местные милиционеры, как говорится, от комментариев отказались.

Начальник отделения подполковник Исаев заявил, что его и без нас проверками замучили и половину личного состава уволить грозятся. И добавил, что если у нас есть вопросы, то задавать их надо начальнику РОВД полковнику Панину. Без его приказа он ничего комментировать не будет. Побеседовать с нами согласился заместить Исаева майор милиции Василий Полиневский. Но единственное, что он сказал: «Хвалиться нам пока нечем». И добавил: «Ясно, что не сработали».

Мы попытались встретиться и с начальником РОВД Александром Паниным, дабы получить если не санкцию на интервью с его подчиненным, то хотя бы комментарии. Но дежурный сказал, что на часах уже 16.00 (!) и Александра Федоровича сегодня не будет. Хочется надеяться, что в это время руководство принимало участие в раскрытии варыпаевских поджогов.

Версии

Не знаем, какие версии отрабатывает милиция, но думаем, что они стандартные и мало отличаются от наших.

За точку отсчета можно принять поджог 180 тонн сена у предпринимателя Андрея Мазурина. Он прямо или косвенно спровоцировал, по нашему мнению, остальные.

Допустим, в селе живет психически больной человек, так называемый пироман. После вида пылающих стогов (а это, по словам очевидцев, зрелище не только страшное, но и завораживающее) у него началось обострение болезни. И он, желая вновь и вновь наслаждаться огненной картиной, начал поджигать пустующие дома.

Самое интересное, что, по словам местных жителей, такой человек в Варыпаево есть. Поджигал все, что под руку попадется еще в детстве, и даже был судим за поджоги.

Другая версия – месть. Предположим, сено Андрея Мазурина поджег кто-то из обиженных работников.

Глава quot;варыпаевского сопротивленияquot; Александр СилантьевЕстественно, у предпринимателя есть не только враги, но и единомышленники. Вдруг кто-нибудь из них решил таким образом проучить жителей села? Ведь горели-то в основном брошенные дома. Убийства в планы преступника, судя по всему, не входили.

В пользу этой версии говорят факты, о которых поведал бывший участковый Александр Николаевич Силантьев.

Во-первых, в селе, расположенном в семи километрах от трассы, стали ночью появляться чужие автомашины. Стоят с включенными подфарниками. Как только к ним приближаются дежурящие мужчины, сразу уезжают.

Во-вторых, однажды вечером к Александру Николаевичу подъехали «жигули» пятнадцатой модели, и сидящий за рулем молодой парень спросил: (цитирую):

– Ну что, обгадились? Опять сегодня гореть будете? – И уточнил: – Вы Силантьев?

– Да, а что? – ответил бывший милиционер и поинтересовался: – А вы кто такие будете?

Мужчина тут же уехал.

Есть версия и о том, что поджоги вызваны какими-то личными счетами и неприязненным отношением к потерпевшим. Однажды во время очередного пожара дежурные бойцы «отряда самообороны» едва не задержали подозрительного человека, который, увидев их, бросился бежать. Стоит заметить, что местность он знал прекрасно.

По словам преследователей, рост злоумышленника около 190 сантиметров. Да и следы от его ботинок говорят о том, что обувку он носит примерно сорок шестого размера. Но имеет ли этот великан отношение к поджогам – вопрос. Может быть, просто на свидание к женщине пришел, а деру дал, дабы даму не скомпрометировать.

Не исключено, что подпустить красного петуха решили сразу и независимо друг от друга местные алкоголики. Логика пьяного анализу не поддается…

Иван Грибовмнение

Иван Владимирович Грибов, прокурор Пензенского района, бывший следователь, кандидат юридических наук:
– Версий можно выдвигать очень много. Но задача правоохранительных органов – найти единственно верную, чтобы виновный понес наказание. Здесь-то как раз, по моему мнению, и допущены основные просчеты.

Проблема в том, что в Варыпаево плохо осуществлялась профилактическая работа, практически не раскрывались уже совершенные преступления. На фоне сложной социальной обстановки в деревне, вызванной и без того невысокими доходами, даже банальная кража курицы вызывает у населения сильное раздражение. Особенно когда люди видят, что злоумышленники остаются безнаказанными и никакой защиты от представителей власти ждать не приходится.

Вот сгорело у предпринимателя Мазурина почти 200 тонн сена. Убыток в полмиллиона рублей. Чем теперь зимой кормить коров? И не только ему. Ведь частично этим сеном Мазурин расплачивался со своими работниками. Некоторые жители села покупали сено для собственных буренок… Люди жили продажей молока и мяса. Получается, что злоумышленник лишил местное население возможности заработать.

Реакция же тех, кто стоит на страже закона, неадекватная. Дождались пяти поджогов и приезда представителей СМИ.

Должен сказать, что организация правоохранительной деятельности и защиты населения от преступников в Пензенском районе неудовлетворительная.

Отрапортовали, что уволили участкового. Ну и какой толк? Что изменилось в организации работы? Ничего!!!

Социальный конфликт в Варыпаево достиг апогея. Люди дежурят ночами, потому что не верят, что кто-то их защитит. На сходе граждан жители рассказывали, как после очередного поджога в село приехали пьяные милиционеры. Можно себе представить, что они нараскрывают!

Вот мы сейчас обсуждаем, связаны ли между собой все пожары, выдвигаем версии. А если бы по первому эпизоду те, кого государство поставило на защиту законных интересов граждан, сработали честно и грамотно, то других поджогов могло не быть.

Я дал указание все дела объединить в одно производство и бросить на раскрытие этого преступления все силы. Контроль буду осуществлять лично и ежедневно.

комментарий

Михаил НосачевНачальник ГУ МЧС России по Пензенской области Михаил Носачев:
– С начала года (2008) в Пензенской области было зафиксировано 108 поджогов. В их числе и дома в селе Варыпаево. Там мы сделали все от нас зависящее: потушили возгорание, установили причину (поджог) и оперативно передали эту информацию милиции. Найти виновника – задача следствия и соответствующих органов.

– На 13 ноября (2008) в Пензенской области произошло 1584 пожара. Это почти на 9 процентов меньше по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Такая же тенденция отмечается и по числу людей, погибших на пожаре. На фоне других регионов России наша область выглядит благополучнее. Но, я скажу, хвалиться пока рано.

Мы начали более предметно работать с населением. Больше требовать с сотрудников на местах. Конечно, людей не хватает. Но мы должны справляться теми силами, что есть. А это возможно только в том случае, если к работе подключится общественность.

В том же Варыпаево если бы люди собрались, то вычислили поджигателя быстрее, чем все органы следствия. Я уже сталкивался с жителями этого села весной этого года. Была опасность, что из-за горящей травы загорится лес и дома. Так вот у меня осталось впечатление, что там люди безразличны не только к собственной защите от пожаров, но и ко всему происходящему вокруг.

Впрочем, не только там. Например, два года назад в Вадинском районе жители села стояли и смотрели на горящий овраг, пока огонь не перекинулся на их дома.

Безразличие – наш главный враг. Да что село – возьмите любую многоэтажку. Жильцы знают, что в доме живут старики, которые могут забыть на плите кастрюлю, и им ничего не стоит зайти два раза в день. Тем самым обезопасив себя. Пензенцы должны почувствовать свою ответственность, и тогда нам меньше придется приходить на помощь.

Автор: Марина Сергеева, Дмитрий Гулин, фото авторов

Нашли ошибку - выделите текст с ошибкой и нажмите CTRL+ENTER

Введите слово на картинке