«Англичанин» из школы №77: В педагогику идут не за зарплатами

Версия для печати
«Англичанин» из школы №77: В педагогику идут не за зарплатами

Здесь работает династия Прошкиных: наш герой Александр Юрьевич, его отец Юрий Александрович и супруга Анна Ильинична

5 октября Россия отметила День учителя. Наши поздравления принимал и председатель Совета молодых учителей Пензенской области Александр Прошкин.

И сразу в голове — культовый фильм «Доживем до понедельника», знаменитая «Журавлиная песня», потому что Александр Прошкин, учитель школы № 77, — этакий современный Вячеслав Тихонов. Хорош собой, высок, умен. Ему бы не преподавать, а у Сергея Казакова состоять в штате.

И еще одна ассоциация. Рассказывают, что режиссер киноленты Станислав Ростоцкий пригласил на главную роль именно Тихонова, потому что тот разочаровался в актерской профессии и собрался из нее уходить. И учитель из фильма, если помните, тоже на перепутье — пересматривая свои взгляды, он в какой-то момент принимает решение не преподавать.

Не преподавать — это такая главная тема для нынешнего поколения молодых учителей. По данным Московской межрегиональной ассоциации мониторинга и статистики образования, ежегодно педагогические вузы и колледжи нашей страны выпускают 100 тысяч учителей. При потребности в 35 тысяч. И только 27 тысяч молодых специалистов приходят работать в школу.

Один человек из четырех…

Я не подозревал, что он есть

— Вы знаете, — говорит Александр Юрьевич, — хотя я из учительской династии (у бабушки, царствие небесное, педагогический стаж — 40 лет, у отца — не намного меньше), не думал, что буду работать в школе, даже когда поступал в педагогический институт на факультет иностранных языков.

Мыслил себя переводчиком. И даже имел профессиональный опыт к моменту получения диплома — сопровождал делегации из Италии, Голландии, занимался техническим переводом. Но закрепиться в профессии не получилось.

Поработал менеджером, грузчиком… Пять лет назад, когда писал заявление о приеме на работу, отец задал вопрос: «А почему, собст­венно, школа?» Я не смог ответить. Ну не скажу же: а что еще?
Многое значит первый год. Человек понимает, его это призвание или нет.

Я остался. И сейчас так чувст­вую: в душе как будто проклюнулся росток (я не заметил, когда это случилось, и не думал вообще, что семечко есть), а теперь он растет-растет…

Диплом или кругозор?

— То, что ваш отец — директор школы № 77, помогает или мешает?
— Накладывает дополнительную ответственность. Хотя, может, я не вижу всю картину целиком?

— Что для вас в профессии самое сложное?
— Наверное, то, что мы каждый день общаемся с людьми. Когда заканчиваются уроки, возможность просто помолчать, посидеть в тишине – это счастье. А еще бумажки, горы бумажек!

Тем не менее, когда ты долго не в школе, возникает ощущение, что чего-то не хватает. И вот ты приходишь — и будто пазлы складываются в картину, жизнь становится завершенной.

— Не мною сказано, что у российского образования женское лицо. Получается, женщины более успешны в педагогике, чем мужчины?
— Я считаю, что хорошим педагогом не может быть скучный человек. Если учитель, пусть хоть с красным дипломом и ученой степенью, но без интересов, без широкого кругозора, дети к нему не потянутся. В этом смысле мужчины, женщины — без разницы.

Но, конечно, лучше, если коллектив разнородный — и по возрасту, и по полу. Опять же, если мужчины в школе есть, не надо думать, кому шкаф перенести.

Но наша школа отличается от других. У нас много педагогов до 35 лет, в том числе мужчин. Есть учитель русского языка, учитель английского, педагог по истории и обществознанию — они даже моложе меня, плюс учителя физкультуры, ОБЖ, воспитатели.

В окружении миров

— Про зарплату. «Учительская газета» написала, что педагоги отброшены по зарплатам на три года назад.
— Я бы предпочел эту тему не обсуждать. Реально — в педагогику идут не за зарплатами.

Хотя, ладно, отвечу коротко: на жизнь хватает. Правда, для этого надо брать много часов. По-другому пока не получается, ведь у меня двое детей, жена. Она, кстати, тоже преподает английский в нашей школе.

Но есть одно но. Я, например, хочу непрерывно самосовершенствоваться, но смотреть интересующие меня семинары по Интернету могу только по ночам. Вернее, не могу. Нужно много времени на подготовку к урокам, проверку тетрадей. У меня в первый год работы в школе был методический день, отведенный под самообразование. Если бы сейчас он снова у меня был, знаете, что бы я делал? Открою страшную тайну – я бы отсыпался.

— А что вы скажете о детях? Какие они — нынешние ученики?
— С одной стороны, такие, как во все времена: чудесные, со своими мирами! Любят ничего не делать, погулять, парни — помутузить друг друга, девочки думают о том, какое впечатление производят на мальчиков… С другой стороны, современные дети одиноки.

Они зачастую уже не могут без своих телефонов и планшетов, и это форма невроза, потому что у них дефицит общения. Они хотят говорить о жизни, о смыслах, а взрослым некогда. И дети уходят в Интернет, где им могут посоветовать не совсем правильные вещи…

Школа как праздник

— А вы строгий учитель?
— К сожалению, нет. Даже отец упрекает в излишней мягкости. Не могу, например, повышать на детей голос.

— Так это же здорово!
— Не всегда. Дети, бывает, разойдутся, поведение некоторых учеников реально мешает вести урок, и надо бы построже… А я стараюсь брать юмором. У меня «пунктик»: это не дети виноваты в том, что им скучно, а я не сумел интересно преподнести материал.

— А что вы думаете про то, чтобы разгрузить школьную программу? Ведь 90 процентов полученных знаний никогда не пригодятся?
— Разгрузить? Ни в коем случае! Учиться, учиться и еще раз учиться! Да, формулы дискриминанта и соляной кислоты в жизни, быть может, и не пригодятся, но люди должны быть интересными! А для этого надо быть разносторонне образованными! То, что отечественная школа нас многому учила, учит и, надеюсь, будет учить, позволяет нам делать выбор в жизни.

Но, конечно, важно, чтобы у педагога горели глаза. Не бубнить по учебнику прописные истины, а верить в способность знаний изменить мир. — И вообще, в школе все должно быть ярко, радужно!

— Скажите, а какая иностранная система образования вам нравится? Финская?
— Меня российская устраивает. Да, есть в ней минусы, но есть и плюсы. Я искренне надеюсь, что нашу систему образования ждут времена, когда мы будем гордиться не только заслугами прошлых лет, но и с оптимизмом смотреть в будущее на многие поколения вперед. И, перефразируя Горького, можно будет сказать: «Учитель — это великолепно! Это звучит… гордо!»

Фото: Владимир ГРИШИН
Рейтинг: 5.00
Голосов: 1
  • Нашли ошибку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter!

Комментарии (0)

Оставить комментарий