Педагог Строгановки использовала технику пензенских монахинь

Версия для печати
Педагог Строгановки использовала технику пензенских монахинь

На завершившимся в Никольске симпозиуме можно было познакомиться с историей каждого из 20 съехавшихся мастеров

Анна и искусство монахинь

— Если стекло поймало художника на крючок, то он уже никогда не уйдет из профессии, — в такой образной форме преподаватель Строгановской академии Анна Афиногентова пытается объяснить то, что объединяет 20 совершенно разных и не знакомых друг с другом людей из Люксембурга, Японии, Беларуси, Литвы и нескольких городов России.

Анна вспомнила тот момент, когда сама попала в плен прозрачного материала.

— Это было в 1998 году. На симпозиуме в Венгрии я увидела, как из прессовыдувной машины вышла светящаяся красная капля расплавленного стекла. Ее отрезали ножницами, и она, когда остыла за несколько секунд, превратилась в прекрасное изделие. Я поняла: вот оно, волшебство, и я хочу заниматься именно этим! И такие открытия потом были у меня довольно часто. Иногда то или иное зрелище вдруг по-настоящему завораживает, и я стараюсь сохранить свои впечатления в материале.

— А здесь, в Никольске, вас что-нибудь поразило?
— Да! Мы посетили Покровский Шиханский женский монастырь, где я увидела оклады для икон, сделанные в XIX веке руками монахинь. Узор накалывали иголками на тончайшей серебряной фольге. К сожалению, эта уникальная технология давно утрачена, но я постаралась нанести рисунок иглой на медную фольгу и накатала ее на расплавленное стекло. Получилась вот эта ваза.

О чем думает стеклодув

По признаниям художников, идеи приходят к ним из окружающего мира: из природы, из семьи, из подслушанных на улице разговоров… Им приходится намного пристальнее всматриваться, внимательнее вслушиваться в то, что происходит вокруг. Они не могут позволить себе быть равнодушными и рассеянными. Их ощущения обостряются, эмоции становятся ярче, а фантазии — реальнее.

И это особое волнение — дороже денег. По крайней мере, для стеклодува завода светотехнического стекла Романа Чиндяева.

— Я в профессии почти 13 лет. Было время, когда уходил в частную артель, надеясь больше заработать. Но быстро вернулся. Радости от работы там никакой — у них в ассортименте всего 5–6 изделий, гонишь их как на конвейере. А здесь, на заводе, можно целый год работать и ни разу не повториться. Это уже творчество, здесь фантазию нужно развивать, что-то придумывать. Я вот, например, когда выдуваю стекло, думаю о рыбалке, чтобы настроиться на правильный лад, — смущенно улыбаясь, признается Роман, — это помогает успокоиться и сосредоточиться. Со временем сама работа тут делает тебя спокойным, довольным жизнью человеком. Как только с утра встаешь за верстак, так все волнения уходят.

Чуть не попался!

Слушая Романа, сложно поверить, что здесь, в цехе, нужно как-то специально отвлекаться от реальности. Атмосфера, прямо скажем, необычная. Лица людей освещены багровым светом из дышащих яростным жаром печей. Стены на доли секунд вспыхивают сотнями бликов, отраженных сверкающими краями стеклянных заготовок.

Эти кристаллы сначала кажутся застывшим материалом, но в руках мастера становятся текучими и пластичными. Могут по его желанию преломлять, а могут отражать свет.

Легко и играючи меняя наклон граней, направляя потоки света, художник за мгновение переносит нас в мир воображения. Но и сам автор в этот момент не свободен – он во власти стекла, его быстрых и непредсказуемых деформаций, метаморфоз.

Да, мне понятны слова Анны, я и сам уже почти на крючке у стекла! И только прохладная поверхность фотоаппарата напоминает о том, что мне надо снимать, а не выдувать!


Читайте также:

В Никольске установили стеклянную скульптуру весом более тонны

Фото: автора
Рейтинг: 0.00
Голосов: 0
  • Нашли ошибку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter!

Комментарии (0)

Оставить комментарий