Пензенского «ребенка-маугли» разлучают с семьей

Версия для печати
Пензенского «ребенка-маугли» разлучают с семьей

И отправляют учиться в интернат. Устроить Витю Канаева в обычную школу у его родителей нет средств

Три года назад история этого мальчика потрясла жителей области. Его называли ребенком-маугли. Витя подрос, многому научился, и ему пора в школу.

«ПП» не раз поднимала на своих страницах проблему неготовности российских школ, в частности пензенских, к полноценной инклюзии, объявленной государством. Для того чтобы все дети — и особенные, и с обычным развитием — учились вместе, не хватает кадров, зачастую к этому не готовы педагогический и родительский коллективы.

В ситуации с Витей Канаевым мы нашли еще одну причину. Неожиданную. Имя ей — нищета.

«Голубая лагуна» по-пензенски
Напомним вкратце историю.

Мама Вити, Наталья, оказалась в Центральной России как беженка (из-за абхазско-грузинского конфликта в начале 90-х годов). Жила в соседней Тамбовской области, родила четверых детей. Не пила, но и не работала, не платила за жилье.

Ребятишек у нее отобрали, по большому счету, из-за беспросветной бедности. Старший Коля до совершеннолетия прожил в детдоме, остальных усыновили.

Наталья тяжело переживала разрыв с детьми. Имея прописку в Тамбовской области, жить там не захотела, скиталась с цыганами и однажды пришла в вымирающее село Никульевка Белинского района, прибилась к одинокому пенсионеру, бывшему скотнику Вениамину Драгункину. Он был старше ее почти на 30 лет.

В 2010 году родился Витя. В 2013-м они остались единственными жителями Никульевки.

До ближайшего соседнего поселения было километра три. Работники соцзащиты изредка наведывались, привозили бэушную одежду, проверяли, есть ли у ребенка еда. Еда была — макароны, оладьи.

В 2014-м в Никульевку нагрянули судебные приставы, поскольку Наталья задолжала детям алиментов на сумму свыше 600 тысяч рублей.

То, что для деревенских было обыденностью — ну, робинзоны, ну, живут практически без денег, — людей из города потрясло.

Витя не разговаривал, оказался в доме один, в комнату забрела коза, ну и пошло-поехало про маугли, вскормленного козой.

В эфире
Ажиотаж был жуткий. С работы сняли начальника районного управления соцзащиты (по солидарному мнению местных, он пострадал ни за что). Наталью свозили на Первый канал, на программу «Мужское/Женское». Там, рассказывает сама героиня, москвичи много чего ей обещали, один федеральный депутат даже жилье посулил, но в реальности потом помогали только региональные и местные власти.

Семью вывезли «к людям» — в село Сяськино, что под Белинским. Витю устроили в детский сад. Наталью — на работу. Выправили ей паспорт, без которого она прокантовалась 20 лет.

В том же детском саду, где из-за снижения числа юных сяськинцев половину здания приспособили под маневренный фонд, семье дали жилье. Ну а про то, что всем районом жители надарили Вите вещей и игрушек, даже говорить не надо — люди у нас замечательные.

Рубашка для дедушки
Три года назад Наталья выглядела нервной и зашуганной. Сейчас она улыбается, от нее идет положительная энергия, и это приятно.

Комната у них большая, наверное, прежний музыкальный зал. Центральное место занимает кровать, к стенам жмутся хромоногие шкафы и тумбочки. Пусто, конечно, но чисто, и солнце льется сквозь кружевные занавески.

Меня почему-то морально пробила голубая рубашка Вениамина.

Понимаете, человек, у которого пенсия 6 тысяч рублей, и они на нее живут втроем, готовился к приезду гостей, надел новую вещь, стараясь произвести хорошее впечатление.

Подслеповатый дедушка стоял в сторонке и терпеливо ждал, когда на него обратят внимание, зададут вопросы…

Вениамин разбил маленький огород, там они с Витей копаются, посадили помидоры. Коз больше не держат.

Иногда мама возит Витю к его старшему брату Коле — тому, что был в детдоме. Он тогда на Первый канал тоже ездил и яростно защищал мать от нападок и высокомерия столичных журналистов. Коля работает у фермера в Башмаковском районе, пока не женат.

Пчелочка златая
Сегодня много говорится о том, что нужно не карать многодетную семью, попавшую в сложную экономическую ситуацию, а помогать ей. (В начале года президент Путин поручил социальному блоку правительства всесторонне проанализировать практику изъятия несовершеннолетних из семьи с точки зрения избыточно принимаемых мер или неправомерного вмешательства в семью.) В свое время

Наталью в соседней области, на мой взгляд, именно покарали, разлучив с детьми, а у нас — помогли, причем задолго до поручения президента. Лично для меня, как жителя Пензенской области, это важно.

Витя очень любит своих родителей, особенно маму. Он производит впечатление вполне счастливого ребенка, хотя по-прежнему говорит плохо: «Витя», «Наталья», «Вениамин».

Воспитатели многому его научили, но отставание в развитии из-за социальной запущенности наверстать не удалось.

Зато он прекрасно лепит, неплохо рисует, у него есть инженерные задатки — постоянно что-то конструирует. А еще ему нравятся пчелы. На вопрос, не собирается ли он завести пасеку, когда вырастет, Витя кивает.

Детский дом-лайт
Во многих странах мира дети с ограниченными возможностями здоровья учатся вместе с нормотипичными детьми.

Вот и соседняя Украина с 1 сентября 2017 года закрывает школы-интернаты и коррекционные учебные заведения по всей стране, отправляя особенных детей в массовую школу.

В нашей стране родители могут выбирать: хочешь — инклюзию, а хочешь — коррекцию.

Наталье предлагают отправить Витю в Поимскую коррекционную школу-интернат, которая в нескольких километрах от Сяськино.

Решение это непростое. В первую очередь, оно противоречит современной тенденции. В Пензе в массовую школу уже пошли ребятишки с аутизмом и собираются пойти — с синдромом Дауна, а Витя, у которого нет инвалидности, отправится в интернат.

Выбор без выбора
Главный и порой единственный недостаток всех коррекционных школ — изоляция от обычных сверстников. Получается, в Никульевке у Вити она была абсолютной, а в Поиме будет относительной.

Но есть и несомненный плюс — до 9-го класса Витя будет находиться на полном государственном обеспечении. Шестиразовое питание, бесплатная одежда, учебники, тетрадки, ручки.

Где все это взять Наталье?

В прошлом году в Сяськино произошла трагедия — закрылась птицефабрика, которая при коммунистах была гордостью не только области, но и России. Все село потеряло работу.

Наталья стоит на бирже труда, пособие — 850 рублей, еще 500 получает как мать-одиночка.

Этих денег и пенсии Вениамина уже не хватит на то, чтобы выучить Витю в обычной школе.

P.S. Может быть, кто-то из наших читателей захочет помочь Вите или высказаться на данную тему?

Не в деньгах счастье
По материалам Счетной палаты, сегодня в России проживают 22 миллиона граждан, которые находятся за чертой бедности, или 15 процентов населения. Самое удивительное, что почти половина работающих (!) россиян попала в категорию бедных.

Но есть и хорошая новость. Согласно опросу ВЦИОМ, 84 процента россиян считают себя счастливыми.

 

Читайте также:

В Пензе на ярмарке у Фонтанной площади умер мужчина

Фото: автора
Рейтинг: 4.00
Голосов: 2
  • Нашли ошибку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter!

Комментарии (0)

Оставить комментарий