Далекий близкий Казахстан

Версия для печати
Далекий близкий Казахстан

Корреспондент «Пензенской правды» побывал в родном городе спустя 20 лет

Я не любитель дальних странствий. Тем более автостранствий. Но когда предложили прокатиться в восточный Казахстан, согласился сразу. Ведь пункт назначения — Семипалатинск, мой родной город, в котором я не был почти 20 лет.

Общая протяженность путешествия — 8 тысяч километров. Командир экипажа Ирина — заядлый автотурист.

Она сформулировала задачу:

— Посетить как можно больше мест и выжать максимум впечатлений.

Ехать в Семей (так именуется теперь Семипалатинск) мы решили через Оренбург, Кустанай, Астану и Павлодар. А возвращаться — через Омск, Тюмень, Екатеринбург и Челябинск.
На дорогах Казахстана

Границу с Казахстаном пересекли под Троицком. Уже не на российской территории обменяли валюту и застраховали машину на минимально положенный срок — 15 дней. После таможни темп нашего передвижения заметно уменьшился. На это были две причины.

Во-первых, транспорт с российскими номерами действует на местных гаишников специфически. Чем дальше в лес, то есть вглубь территории дружественного государства, тем это проявлялось в большей степени.

Во-вторых, драконовские штрафы. Например, превышение скорости грозит облегчению кошелька на сумму примерно от 4 до 8 тысяч рублей в зависимости от величины превышения. Никаких 50-процентных скидок в двадцатидневный срок оплаты в Казахстане не предусмотрено.

Впрочем, на казахстанских дорогах и не разгонишься. Гладкое покрытие сменяется рытвинами и наоборот. Плюс ограничение скорости, там и сям висят знаки, запрещающие езду быстрее 50 и даже 30 километров в час.

Секрет некудышных магистралей вскоре раскрылся. Впрочем, об этом чуть позже.

Из приятного. В Казахстане горючее гораздо дешевле, чем у нас. Например, литр 92-го стоит 23–24 рубля, а газа вообще 7–8 рублей.

Есть город золотой…

Мы проехали город Костанай (а прежде Кустанай). В Астану добрались поздно вечером.

Первоначальное название города, дореволюционное, — Акмолинск. В 1961-м оно сменилось на Целиноград, в 1992-м — на Акмолу, а в 1998-м – на Астану, что переводится с казахского как «столица». Годом ранее президент страны Назарбаев своим указом перенес столицу из Алма-Аты сюда.

За короткое время по сосед­ству со старыми пятиэтажками на ровной, как стол, поверхности земли вырос новый город — город достатка и небоскребов. Кстати, в одном из них на 24-м этаже мы и поселились, сняв на сутки роскошную трехкомнатную квартиру с двумя туалетами и специальной комнаткой для холодильника. На удивление, вышло недорого — всего 13 тысяч тенге, или 2,5 тысячи рублей за сутки.

Сверху хорошо было видно, как на окраине города за последними высотками начинается степь. Неслучайно Астану часто сравнивают с Дубаем — городом небоскребов посреди пустыни.

Миссия Астаны

Следующий день ушел на обзор достопримечательностей.

Центр Астаны — монумент-символ Байтерек. Посетить это место, напоминающее издали спортивный кубок, — честь для казахстанца. Здесь, на высоте 97 метров (год переноса столицы), находится знаменитый позолоченный слепок правой руки Назарбаева. Чтобы приложиться к нему, почувствовать незримую связь с лидером нации, люди выстаивают не один час.

Идея дружбы между народами в Астане на переднем плане. Подчеркивает ее Дворец мира и согласия — пирамидальное сооружение высотой 62 метра. Здание, где проходят тематические конференции, венчает витраж с изображением 130 голубей — по числу народностей Казахстана.

Концентрация символов межнациональной дружбы в Астане очень велика: для руководства страны именно в мире и согласии видится ее будущее. Тех же идей придерживается и большинство казахстанцев. Неслучайно в прошлом году за действующего президента проголосовало почти 98 процентов избирателей.

Замысел президента

Дальше наш путь лежал на восток страны.

На выезде из Астаны произошел инцидент, о возможности которого в Интернете предупреждают российские автотуристы. Нас остановила дорожная полиция, причем по совершенно надуманному обвинению. Теоретически можно было бы отстоять свои права, но тогда нужно было бы остаться в городе на несколько дней. Пришлось откупиться.

450 километров до Павлодара мы преодолели за… 15 часов! Ехать пришлось по разбитой самосвалами степи вдоль строящегося автобана Астана — Павлодар. Казалось, что здесь сосредоточена вся дорожная техника республики. Говорили, что похожая картина творится и на других направлениях, соединяющих Астану с крупными городами страны. По замыслу Назарбаева, через несколько лет к столице должны вести только высококачественные автострады.

На нашей улице в три дома...

Наконец, мы прибыли в конечную точку нашего маршрута — в Семей, город моего детства…

Что удивило после многолетней разлуки?

Бросилось в глаза обилие ресторанов и… длинных лимузинов, которые здесь почему-то встречаются повсюду.

Город, который в начале века потерял статус областного центра, казалось, застыл в 90-х. Улицы заполонили стихийные базарчики, на которых прямо с асфальта торгуют мясом или рыбой. Во дворах советские детские игровые площадки. Сюрреалистичная, давно позабытая россиянами картина…

В городе много кумысных. Слабоалкогольный напиток из кобыльего молока успешно конкурирует с пивом, что, наверное, неплохо. Удивила цена на мясо. Баранину можно купить по 130 рублей за килограмм, говядину по 200, утку — по 250. Самой дорогой считается свинина. Ее цена доходит до 300 рублей.

В магазинах богатейший (иного слова не подобрать) выбор высококачественного чая. Почти весь он гранулированный и имеет кенийское происхождение. Листовой индийский, как мне сказали, почему-то не пользуется спросом.

Как ни старался, пензенских продовольственных товаров я не встретил. Зато нагревательных бойлеров из Сурского края полным-полно.

Кстати, в Семее оригинально решили проблему с оплатой лифтов. Хочешь им воспользоваться – бросай монетку 10 тенге в специальный таксофон, установленный в кабинке. Не хочешь платить – иди пешком. По-моему, так честнее.

Аттракцион мечты

Семей живет привозным газом. Баллонами здесь торгуют повсеместно, как пирожками. Ими пользуются даже в многоквартирных домах.

Позабавил аттракционами центральный парк, в котором многое делается вручную. Например, обнимая вас за плечи, человек, следящий за 3D-аттракционом, регулирует ваш наклон в зависимости от того, что вы видите в очках — поднимаетесь или опускаетесь с горки. Рядом стоит садовая лейка, из которой время от времени можно получить дозу воды, если в «виртуале» вы попадаете под дождь.

В дальнем углу парка установлены павильоны для шахматистов и любителей домино. Здесь вечерами, как и во времена моего детства, собираются пожилые интеллектуалы.
Главная достопримечательность Семея — огромный подвесной мост через Иртыш, который построили японцы в начале века. Сейчас он изрядно поизносился, а между тем, говорят, страна до сих пор за него не рассчиталась.

Ленин стройными рядами

Есть в Семее уникальная для Казахстана (а уж для России тем более) Аллея вождей. Она состоит из памятников и бюстов деятелей советской эпохи — Фрунзе, Сталина, Кирова и других. В центре необычной экспозиции — бронзовый Ильич высотой 15 метров и весом 150 тонн. В свое время это был один из крупнейших памятников вождю в СССР. Раньше он украшал главную площадь города.

Вообще, Казахстан давно идет по пути декоммунизации, память о советском прошлом стирают из сознания народа. Например, в местном краеведческом музее целиком убрали экспозицию, посвященную послевоенной истории Семипалатинска. Сразу после зала, посвященного Великой Отечественной войне, неожиданно наступает современный период. Как будто и не было десятилетий ударного труда…

Кстати, вопреки ожиданиям, культа Назарбаева я не увидел. Лишь однажды его выцветший на ярком солнце портрет встретился мне на одной из стен. Говорят, что президент сам запретил при жизни выставлять свои изображения.

Затерянный мир

По дороге домой мы решили посетить знаменитый Семипалатинский ядерный полигон. В советские годы это зловещее место было одним из самых секретных объектов страны.
От Курчатова, городка казахстанских атомщиков, до полигона ведет прямая как стрела бетонка. Повсюду на дороге — остатки инфраструктуры полигона: укрытия для бронетехники, бункеры, какие-то полуразрушенные строения.

Наконец, опытное поле. Здесь 29 августа 1949 года была взорвана первая атомная бомба СССР РДС-1 (реактивный двигатель специальный) — почти точная копия американской бомбы, сброшенной на Хиросиму. Неподалеку от внушительного кратера маячил вход в подземелье, где был сооружен фрагмент московского метро.

На полигоне за 40 лет было взорвано 456 атомных и водородных бомб.

Находиться на полигоне жутковато. Пейзаж унылый: грунт спекшийся, там и сям — остатки оплавленных железобетонных сооружений, в которых когда-то монтировалась измерительная аппаратура. Ощущение — как будто ты попал на другую планету, где когда-то погибла жизнь.

Из-за остаточной радиации находиться на полигоне можно только непродолжительное время.

Назад мы ехали молча. В голове рождались ужасающие и величественные одновременно картины смертоносных атомных грибов, которые, кстати, были хорошо видны в свое время в Семипалатинске, за 150 километров от полигона. Последний ядерный взрыв прогремел в 1998 году.

Полигон, за исключением особо опасных мест, не охраняется. Все мало-мальски ценное имущество вывезено отсюда еще в 90-е годы бесстрашными охотниками за металлоломом. А его по степи, говорят, было разбросано видимо-невидимо…

В настоящее время наиболее загрязненные радиацией участки полигона используются как свалка для опасных отходов химической промышленности Казахстана. Иного применения землям, которые не будут использоваться в сельском хозяйстве еще не одну тысячу лет, пока не придумали.

В Пензу мы вернулись через две недели. В целом от путешест­вия осталась масса позитивных впечатлений, и, наверное, когда-нибудь я его повторю.

Фото: автора
Рейтинг: 5.00
Голосов: 1
  • Нашли ошибку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter!

Комментарии (0)

Оставить комментарий