В Пензе волонтеры, помогающие Нине Лепешкиной, создают благотворительный фонд

Версия для печати
В Пензе волонтеры, помогающие Нине Лепешкиной, создают благотворительный фонд

У создателя фонда Анны Шалункиной своя непростая история

Организаторы сбора в поддержку Нины Лепешкиной говорят, что за это время осознали: случайности не случайны.

В прошлом году на одной из акций по поддержке Нины Лепешкиной ведущая оговорилась: сказала, что Нина едет на лечение в Германию, хотя тогда планировалось, что девушка отправится в Израиль.

— А на другом мероприятии нас назвали фондом поддержки Нины Лепешкиной, и многие именно так о нас и думали, – вспоминает Лена Казакова, девушка, которая отвечает в группе за связи с общественностью. — Но мы пришли к этому только сейчас.

В фонде будет три учредителя: Анна Шалункина (администратор сбора средств для Нины) и две Лены — Матяшова и Казакова, которые присоединились к акции чуть позже. Фонду будут помогать и Лепешкины, когда вернутся из Германии.

Фондов много не бывает

Анна Шалункина прекрасно знает об уже существующих в Пензе фондах, таких, например, как «Покров».

— Но у них огромный объем работы, — рассуждает она. — Они помогают не только тяжелобольным, но и мамам-одиночкам, ребятишкам из детского дома, отказникам и т.д. Возможности крупных российских благотворительных организаций тоже ограниченны — там огромная очередь из нуждающихся в помощи со всей страны. В общем, еще один фонд не будет лишним.

Девушки рассказывают, что за время помощи Нине прошли через многое. Например, во время акций к ним не раз подходили люди с обвинениями, мол, шли бы вы лучше работать. Они перестали на это обижаться, ведь простой расчет показывает: среднестатистический человек зарабатывает в год суммы начиная от 100 тысяч рублей, а бывает, и того меньше. Где же взять
10 миллионов?

— Многие сетуют на государство, — вспоминает Лена Матяшова. — Мы и сами видим: да, не все идеально. Но государство при всем желании не сможет помочь каждому в оплате счетов на суммы с шестью нулями. Потому и нужны фонды и благотворительные организации.

Кстати, сами девушки подрабатывают — это не отнимает много времени от сборов, но позволяет иметь небольшой доход.

По зову сердца

Создательницы нового фонда рассуждают: у каждого человека есть дар помогать другим, а у иных и потребность в этом. Только вот не каждый откликается на этот призыв собственного сердца. Официальная статистика не радует: 72 процента россиян никогда не участвовали в благотворительности.

— К сожалению, люди начинают осознавать важность помощи другим только тогда, когда сами сталкиваются с бедой или заболевают их близкие, — говорит Анна Шалункина. — Будем стараться это исправлять, хотя бы в рамках нашего города.

Над названием фонда долго думать не пришлось — «Мы с тобой!». Это те слова, которые они постоянно говорили Нине. Оформление в процессе. В юридических вопросах один хороший человек помогает молодому фонду безвозмездно. Из текущих проблем — нужно найти помещение для офиса и средства на его оплату.

— Мы ищем человека, у которого есть желание стать спонсором, — продолжает Анна Шалункина, — кто хотел бы участвовать в благотворительности и имеет такую финансовую возможность.

Фонд будет оказывать финансовую помощь детям и молодым людям с гематологическими, онкологическими, иммунологическими и другими тяжелыми заболеваниями. А еще — поддерживать их семьи.

Наряду с уставом у фонда утверждена благотворительная программа, в планах которой помощь подопечным и развитие организации.

Когда умирают любимые…

У создателя фонда Анны Шалункиной своя непростая история.

Мы познакомились весной прошлого года и общались только по делу. Тогда она показалась мне девушкой закрытой и немногословной… Потом я узнала – это не просто так. Ее молодой человек, с которым они собирались пожениться, погиб от той же болезни, с которой сейчас борется Нина Лепешкина.

Поставила «класс»

— Мы познакомились с Толей в «Одноклассниках», — рассказывает Аня. — Я поставила «класс» к одному из его статусов через ленту друзей. Статус о любви, которой нам обоим, видимо, не хватало.

Они начали общаться — по переписке, по скайпу, по телефону. Спустя совсем немного времени поняли, что не могут друг без друга прожить и дня...

О болезни Толи Аня догадывалась. Во-первых, на фото в соцсети он был в защитной маске. Во-вторых, она знала, что в Оренбурге велся сбор средств на лечение молодого человека, и спустя несколько месяцев поняла, кого именно. И напрямую спросила: «Когда ты мне собирался сказать о диагнозе?». Он ответил: «Если ты решишь прекратить общение, я пойму...».

— Эта фраза меня потрясла, — тихо говорит Аня. — Я представила, через что приходится проходить людям со страшным диагнозом, кроме адского лечения. Многие обходят таких больных за километр. Никто из нас не хочет сталкиваться с чужой болью...

Она написала в ответ: «Что за глупости и предрассудки! Если так рассуждать, нужно запереться дома и ни с кем не общаться, потому что все когда-то умирают, для этого даже не обязательно болеть».

Улыбка надежды

А потом Толя как-то позвонил и сказал, что назначена дата трансплантации.

— Я не знала, что ответить, — вспоминает Аня. — К тому моменту уже прочитала о его болезни все, что только можно. И мне стало очень страшно… Это означало, что предстоит стерильный бокс, куда никого не пускают, и если мы увидимся, то очень нескоро или только через стекло. После телефонного разговора я поехала на вокзал и купила билет. Через несколько дней мы увиделись, тогда наша история, и началась понастоящему.

С тех пор Аня жила на два города: сначала это были Пенза–Москва, позже — Пенза–Оренбург. Они пережили трансплантацию, реабилитация шла хорошо.

— Лечение подходило к концу, после выписки Толи мы планировали пожениться, — рассказывает Аня. — Я потихоньку упаковывала вещи, готовилась к переезду в Оренбург. Но скоро обнаружилось осложнение, часто возникающее после трансплантации костного мозга, поразившее желудочно-кишечный тракт. К этому день за днем стали добавляться другие побочные эффекты.

Ей легко говорить о формальных деталях, но о Толе — до сих пор тяжело...

— Каким он был человеком? — переспрашивает она и отводит глаза. — Всегда приходил на помощь другим, никогда не жаловался, часто улыбался и хотел, чтобы и я тоже улыбалась. И даже в реанимации, в самый последний день, когда еще был в сознании перед медикаментозной комой, строил мне рожицы, чтобы рассмешить.

Он научил Аню тому, что нужно жить «здесь и сейчас», несмотря на то что «потом» может не наступить.

— Без него, конечно, хуже получается исполнять этот урок, но я стараюсь, — продолжает девушка. — Мы никогда не говорили о том, что все может так закончиться… Ведь это отравило бы время, которое нам было отведено.

Спасая других…

Несколько месяцев после смерти Толи девушка не могла понять, что ей делать дальше и зачем вообще это «дальше». А потом… на глаза попался репост записи о группе Нины. Она написала администраторам: оформление не соответствует правилам ведения благотворительных групп, а значит, ее могут заблокировать.

— Сначала я не хотела писать самой Нине, для меня это было тяжело, — признается Аня. — Наверное, защитная реакция — не привязаться к человеку, которого можешь потерять.
Но она решилась, когда увидела, что в группе почти нет активности. А еще у нее была потребность поделиться опытом и знаниями, приобретенными за время лечения Толи.

— Если бы я этого не сделала, то все случившееся было бы зря, а я не могла этого допустить, — твердо говорит Аня.

Так они познакомились — Аня и Нина с Виталием. И началась бурная деятельность, о которой узнали не только в Пензе, но и далеко за ее пределами. Благодаря чему и было совершено почти невозможное — собрано

7 миллионов рублей на операцию Нины в Германии.

— Я нашла спасение от своего горя в том, что начала помогать другим, — рассказывает Аня. — Впервые за долгое время почувствовала себя живой, поняла, что еще гожусь на что-то.

Тогда перед ней встал выбор: заниматься поисками работы или отдавать себя сбору, на который — в буквальном смысле слова — уходило почти 24 часа в сутки. Она выбрала второй вариант.

— У каждого человека свой путь, — рассуждает девушка. — За это время я поняла: мое предназначение в том, чтобы посвятить всю свою жизнь помощи другим.

Про Толю Аня вспоминает каждый день… И когда закрывает глаза, видит его смеющиеся глаза и добрую улыбку.

— Он научил меня любить по-настоящему, во всех смыслах этого слова, — говорит девушка. — Не за что-то, а вопреки всему.

Новости о Нине

Нина Лепешкина до сих пор в Германии, недавно она была в клинике на очередном «контроле». Врачи посмотрели общее состояние, послушали легкие, дополнительных обследований не назначили. Скорее всего, в следующий раз проведут пункцию костного мозга.

В целом Нина чувствует себя хорошо. Но проявления РТПХ (реакция «трансплантат против хозяина») сохраняются. Анализы еще не идеальны, но реабилитация идет полным ходом. О возвращении домой пока речи нет, но это и неплохо, учитывая, что цены на авиаперелеты значительно выросли.

— Со дня на день мы должны узнать остаток суммы на счету Нины, — говорят организаторы сбора. — Мы ждем этого с нетерпением и волнением, потому что и деньги на исходе. Если сбор будет двигаться теми же темпами, нам может потребоваться год, чтобы его закрыть. А у нас нет столько времени! И это без учета того, что курс евро может еще вырасти. Да, основное позади — трансплантация проведена, но… Если не пройти полного курса реабилитации, все лечение, в том числе трансплантация, пойдет насмарку! Поэтому так важно собрать необходимую сумму как можно скорее.

Надеемся, наши читатели присоединятся к этому призыву и помогут Нине окончательно встать на ноги и присоединиться к деятельности фонда «Мы с тобой!».

Полная информация о сборе средств в помощь Нине на странице ВКонтакте.

Фото: предоставлены Анной Шалункиной, Видео: vk.com/togetherwecanhelp
Рейтинг: 4.73
Голосов: 18
  • Нашли ошибку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter!

Комментарии (0)

Оставить комментарий