Сила русской картошки

Версия для печати
Сила русской картошки

Как в селе Марат Башмаковского района произошел бэби бум.

В прошлом году в селе Марат Починковского сельсовета Башмаковского района случился настоящий бэби бум. Судите сами: если в 2009 здесь родилось всего два ребенка, то в 2011 — 12! Младенчики все хорошенькие, здоровенькие, и, что характерно, больше половины из них черноглазенькие и черноволосенькие, к тому же с непривычными для русско-мордовского уха именами.

Это дети этнических узбеков, таджиков и уйгуров, прибывших в Марат из Киргизии два года назад по программе содействия переселению соотечественников из-за рубежа. Если родителям пришлось после переезда проходить процедуру получения гражданства РФ, то их малыши — россияне уже по рождению.
Именно благодаря переселенцам депрессивный Марат воспрянул духом и вновь зажил полнокровно.

Срочно нужны дети
Несколько лет назад складывалась совсем тоскливая ситуация. Из 400 зарегистрированных в селе на тот момент людей часть давно уже жили кто в Пензе и близлежащих районах, кто в Москве. Еще несколько человек работали и продолжают работать вахтовым методом в той же Первопрестольной и на Севере. Работоспособных людей оставалось всего 80, да и те преимущественно в возрасте за 50. А еще дети и пенсионеры. Пожилых большинство — 160 человек. Многим из них перевалило за 70.

Такая картина характерна не только для Марата, в подобном положении находятся сотни сел в различных регионах России.
И вот настал момент, когда в Марате собрались закрыть школу. Слишком мало детей, содержать ее нерентабельно…

Конечно, местное население встало грудью за свое учебное заведение, глава администрации Починковского сельсовета Михаил Хрянин стучал кулаком по столу в районном отделе образования: не дадим закрыть школу!
— Но наши протесты ни к чему не привели. Чтобы школу не закрыли, в ней должно быть достаточно учеников, — вспоминает Михаил Валентинович. — Но мы нашли выход из ситуации — пригласили семьи мигрантов. Благо начала действовать программа переселения соотечественников, куда вошел и Башмаковский район. У нас в Марате сохранилось много муниципальных квартир, правда, в малоприглядном состоянии, так как за ними долгие годы никто не ухаживал. Но мы провели в них газ и водопровод, утеплили и сделали пригодными для жилья.

Две первые семьи переселенцев, прибывших из Молдавии и из Узбекистана, как выяснилось, надолго задерживаться в Марате не собирались. Получив как участники программы российское гражданство по упрощенной процедуре и в короткие сроки, они уехали в Москву.
У Михаила Хрянина даже руки опустились: вот тебе и демографический подъем, вот тебе и создание новых рабочих мест! Но в феврале 2010 года, в лютый мороз, на перрон станции Башмаково ступил уроженец Средней Азии Мухитдин Холматов (или Мухитдин-ака, как его уважительно называют не только соотечественники, но и коренные жители Марата).

Спасая свою жизнь
Мухитдин Холматов, этнический узбек, родился и вырос в Киргизии, в городе Карасуу Ошской области. Когда-то эта земля принадлежала Узбекистану, но в результате территориального деления в советское время отошла Киргизии. Ну а местное население так и осталось жить там. Страна-то одна в то время была.

Мухитдин-ака, отец большого семейства, владелец 12-комнатного особняка, механик по образованию и вообще мастер — золотые руки, когда-то считал, что жизнь у него удалась и в общем-то особо желать больше нечего. Тихое счастье его семьи разрушилось в 1990-м, когда до развала Советского Союза оставался ровно год и в Ошской области случился межнациональный конфликт между местными узбеками и киргизами, впоследствии названный ошской резней. Тогда с обеих сторон погибло несколько тысяч человек.

Холматовы чудом не пострадали, но их былой покой и благополучие навсегда остались в прошлом. Семья, как и все жители бывшего СССР, трудно пережила 90-е годы прошлого столетия. И в 2000-е, принесшие социально-экономическую стабильность России, положение в Киргизии улучшилось ненамного. Все те же безработица, напряженность в политической ситуации.

Последней каплей стал вновь вспыхнувший межэтнический узбекско-киргизский конфликт в 2010 году. Опасаясь за жизнь близких, Мухитдин-ака принял решение уехать. А вместе с ним собрались еще несколько семей его родных и знакомых — всего 92 человека.

— Переезжать в Узбекистан мы не захотели — там тоже не все гладко. Ведь не от хорошей жизни узбеки становятся гастарбайтерами, — рассказывает Мухитдин-ака. — Да и, если честно, Россия мне по душе ближе. Я ее когда-то всю объездил, очень люблю Москву, Санкт-Петербург. Детей своих и внуков воспитал в любви к России, они у меня в русскую школу ходили. Мой дед во время Великой Отечественной войны погиб, защищая Москву…

Кажется, прижились…
Так и появились в Марате новые жители: темноволосые и кареглазые, говорящие на своем языке, одетые не по-нашему, в частности, женщины, облаченные в шаровары и длинные платья, закутанные в шелковые платки до самых бровей. Первое время они еще и лица прикрывали, как по шариату положено, но сейчас перестали, потому что среди российских мусульман это не принято.

Коренные жители Марата поначалу настороженно отнеслись к переселенцам. Кто знает, чего от них ждать, — чужаки ведь. А как только приехали первые семьи, да еще и с детишками, тут же бросились помогать им обживаться. Несли одежду, домашнюю утварь, везли мебель, тащили банки с консервированными овощами и другую провизию. Видели: нужда прижала киргизских узбеков так, что те из родных мест уезжали, продав за бесценок или вообще бросив все, что наживалось годами. Разве могли гостеприимные жители Сурского края не откликнуться на чужую беду!

Переселенцы позажиточнее приобрели в Марате и жилье поприличнее, а тем, кто победнее, пришлось довольствоваться муниципальными квартирами. Это двухэтажки, построенные еще в 50-х годах. Но узбеки не испугались. Лишь бы тепло было и крыша не протекала, а на ремонт, мол, заработаем.

И сразу же взялись за дело.Часть переселенцев устроилась в ООО «Преображение» — дочернее предприятие знаменитого СПК «Петровский». А большинство зарегистрировались в центре занятости и, получив по 58800 рублей, организовали кооператив «Содружество». Теперь занимаются овощеводством, пчеловодством и планируют открыть швейный цех.

Кстати, на пасеке и бахче работают мужчины. А женщины традиционно ведут домашнее хозяйство, рожают и растят детей. Ведь и у нас когда-то было так заведено. Нарушили вековой порядок и теперь ждем мигрантов в надежде улучшить демографическую ситуацию.
— Знаете, хотя и трудно пока приходится, но жить в Марате нам очень нравится, — заметила Муаттархон Маматова, мама троих девочек. — Здесь люди очень хорошие, добрые. Мы перестали бояться за свою жизнь и жизнь наших детей. Никто на нас пальцем не показывает, не поднимет руку из-за того, что мы другой национальности.

А жизнь в Марате за два года очень изменилась. Во-первых, в местную школу ходят уже 53 ученика, а еще и малыши подрастают. Так что в ближайшие годы учебное заведение вряд ли закроют.
Во-вторых, вслед за узбечками начали рожать русские и мордовские женщины. Хороший пример, оказывается, тоже заразителен.
В-третьих, коренные жители стали улучшать свои жилищные условия, капитально ремонтировать дома и делать к ним пристрои, благоустраивать дворовые территории.
В-четвертых, в Марат начали переезжать люди из окрестных сел. Кстати, здесь взлетели цены на жилье. А ведь раньше оно даром никому не нужно было.

— Меня коллеги каждый раз при встрече спрашивают с ехидцей: мол, как там твои узбеки, не разбежались еще? — говорит Михаил Хрянин. — Отвечаю: «Две семьи пытались искать счастья в Москве. Но через несколько месяцев вернулись. Дома, говорят, лучше»…

Рейтинг: 4.75
Голосов: 4
  • Нашли ошибку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter!

Комментарии (0)

Оставить комментарий