Признак бегемота: Почему пензенцы стали самыми прожорливыми в ПФО

Признак бегемота: Почему пензенцы стали самыми прожорливыми в ПФО

Если мы не изменим своих пищевых привычек, то у нас можно будет снимать телепрограмму «Я вешу 300 кг»   

В начале лета пензенские СМИ облетела новость о том, что, по данным Роспотребнадзора за 2015 год, Пензенская область заняла 3-е место в РФ по ожирению.

Если в стране, сообщалось, на каждые 100 тысяч россиян приходится 285 толстяков, то в Сурском крае — 678,1.

Выше показатели только в Алтайском крае и Ненецком автономном округе.

Медики выводами Роспотребнадзора были шокированы и попытались их как-то объяснить. Лично я слышала такую версию: учитывались результаты диспансеризации за один год, а надо было учитывать за три, чтобы картина была точнее.

А еще, поспешили успокоить общественность чиновники от медицины, в 2016 году уже наметилась тенденция к снижению показателя на 17 процентов.

Москвич худосочный     

До недавнего времени я тоже считала, что 3-е место — это какая-то случайность, проистекающая из особенностей подсчета. Но бороздила я недавно просторы Росстата и набрела на раздел о потреблении жителями разных регионов продуктов питания.

И выяснилось такое...

Несмотря на наши стенания о кризисе и низких зарплатах, мы с вами, друзья, шикарно живем. По крайней мере, едим в три горла.

В 2014 году среднестатистический житель Пензенской области «обожрал» среднестатистического россиянина по всем фронтам. За год житель на Суре слопал больше, чем условный россиянин, хлеба и хлебных продуктов на 15 кг, картофеля — на 3,8 кг, овощей и фруктов — на 16 кг, мяса и колбасы — на 14,4 кг, яиц — на 47 штук, а молока выпил больше на 28,9 кг.  

Даже рыбы (хотя в целом регион у нас сухопутный: ни, например, Волги, ни одного из 15 морей, омывающих страну) мы употребили в пересчете на душу населения на 9,2 кг больше, чем съели в целом по стране. Разница почти на треть.  

Ну и, конечно, сахара себе, любимым, не пожалели. И в чай клали, и в кондитерские изделия. И в результате «пересыпали» 4,6 кг.  

Единственная позиция, где мы подкачали, – это растительное масло и другие жиры. Их мы за год съели на 400 граммов меньше, чем среднестатистический россиянин.

Если сравнивать условного пензяка и условного москвича, то тут разница еще значительней.  

Например, по картошке – на 24,2 кг; по хлебу – на 34,6 кг. И на целых 15 кило по сахару, который, как сказала незабвенная Раиса Захаровна, сладкий яд. Даже по жирам мы Белокаменную «победили» – на 2,7 кг.  

Сахара стакан

Росстат приводит еще один дивный показатель – суточный калораж еды, рассчитанный на основе тех самых потребленных продуктов питания.  

И оказалось, что в 2014 году мы ели в день больше всех в ПФО! И были третьими по России, пропустив вперед лишь жителей Камчатского края и Карачаево-Черкесии. Наш суточный калораж составлял 2986,9 ккал!  

Для сравнения: усредненный москвич потребляет 2189,4 ккал.     

Если перевести это в продукты, то мы съедаем в день столько, сколько москвичи, и еще полный граненый стакан сахара! Каждый день!  

А на сколько в результате такого обжорства можно поправиться за год?

Конечно, расчеты очень приблизительны. У всех людей разные обмен веществ, возраст,  расход энергии в зависимости от профессии. И все же можно принять за основу, что среднестатистическому обладателю одной груди и одной тестикулы (а именно так выглядит условный житель области с точки зрения статистики) требуется в сутки 2225 ккал.

На основе этого допущения мы получаем, что за 2014 год прожорливый пензяк отложил на своих боках 31 кг чистого жира! И если до этого он пребывал в категории «нормальный вес», то сразу перескакивает в «ожирение первой степени».

Призрак бегемота

В 2015-м, когда доходы начали падать, пензяки немного «затянули пояса» — до 2902,2 ккал в сутки.  

И все равно в ПФО мы съедали за день больше всех, а в России были шестыми, пропустив вперед Ярославскую и Тверскую области, Чечню, Ингушетию и неугомонную Карачаево-Черкесию.
В кризисный 2015-й условный пензяк отложил на боках «всего» 26,5 кг жира! Ожирение достигло третьей, наивысшей степени! А это уже означает всевозможные проблемы с сердцем, диабет, остановки дыхания во сне.  

Так что, скорее всего, «бронза» Сурского края в рейтинге Роспотребнадзора – вполне закономерный результат.

На него, кстати, работает и то, что мы делим с Владимирской областью шестое место в стране по доле населения старше трудоспособного возраста. По данным Росстата, у нас она доходит до 28,5 процента. А в пожилом возрасте, как известно, замедляется обмен веществ, да и люди предпочитают домашний диван тренировкам в спортзале.

Честно говоря, удивительно не то, что мы оказались в лидерах по ожирению. А то, что, несмотря на темпы прибавки в весе, наши люди в массе своей выглядят все-таки достаточно стройно, а не напоминают, извините, бегемотов, как жители других государств — мировых лидеров по ожирению.

Впрочем, и у нас уже появляются 300-килограммовые толстяки. По крайней мере, про одну такую пациентку в отдаленном районе области я слышала. (Правда, ее точного веса мне назвать не могли. Хоть и говорят у нас годами про ожирение как  эпидемию XXI века, а весов, на которых в пензенских больницах можно взвешивать чересчур тучных пациентов, до сих пор еще нет. Максимальный предел — 150 кг.)

Встань и иди

Теперь про снижение показателей на 17 процентов. Вполне может быть. Разница в отложенных на боках пензяка объемах жира в 2014 и 2015 годах составляет близкую величину – 14,5 процента.  
Однако это снижение, как мы помним, скорее всего, объясняется кризисом. И как только он будет преодолен, суточный калораж наверняка вернется на круги своя.  

Может быть, Пензенская область в следующие годы и не войдет в число лидеров по ожирению. Другие регионы тоже любят покушать и могут нас обогнать. Например, все та же Карачаево-Черкесия.  
Но разве от этого легче? 26,5 кг лишнего жира за год – это тоже много! Это устремленность на всех парах к болезням, преждевременной старости, ранней смерти.

Причем за суточный калораж гражданина никакое министерство здравоохранения не может нести ответственности. Человек сидит дома и ест сам. Только он, если захочет, и никто другой сможет изменить свои пищевые привычки. И пойти в тренажерный зал. Или просто погулять.   

Только захочет ли?

Врачи, работающие в отделении гнойной хирургии, не перестают удивляться: большинство здешних пациентов больны диабетом, причем осложненным, в результате чего людям отнимают ноги. И даже после ампутации многие не могут отказаться от сладкого и слишком больших порций. Говорят, что все всё понимают, все рекомендации знают, но привычки сильнее.

 

Читайте также:

Большинство людей с ожирением не считают себя больными?

Автор: Марьям ЕНГАЛЫЧЕВА

Нашли ошибку - выделите текст с ошибкой и нажмите CTRL+ENTER

Введите слово на картинке