В Пензе юноша-колясочник работает юристом, а слепой — массажистом

В Пензе юноша-колясочник работает юристом, а слепой — массажистом

Многие инвалиды умеют и очень хотят работать. Но пока на большинстве предприятий к ним относятся настороженно

Переиграть болезнь
Федор Левин был здоровым парнем. Отслужил в армии, и вдруг как гром среди ясного неба — онкология. Болезнь удалось победить. Но лечение, которое включало и лучевую терапию, было тяжелым — начали разрушаться кости таза. В итоге Федору дали инвалидность. При ходьбе он вынужден опираться на костыли.

Однако с самого начала Левин твердо решил, что не будет сидеть в четырех стенах. В то время как раз шла трансляция с Паралимпиады в Ванкувере. Федор тоже захотел заниматься спортом.

Ноги не хотели слушаться, тогда он сделал ставку на руки. Интенсивные тренировки по академической гребле — и в 2010 году приглашение в сборную страны. Он стал трехкратным чемпионом России и чемпионом мира!

Однако профессиональный спорт, даже со скидкой на инвалидность, — сильное испытание для организма. Греблю пришлось оставить, альтернативой стал настольный теннис.

Сейчас Левин работает тренером в спортивно-адаптивной школе. В Пензе он первым начал развивать паралимпийский вид спорта под названием «боччо».

Боччо — командная игра. Берутся снаряды — тугие кожаные шарики. Кидают первый, а все остальные надо метнуть как можно ближе к нему. Побеждает
команда, у которой броски точнее. Игра, можно сказать, просто создана для инвалидов-колясочников — в нее играют даже сидя.

— Она замечательная, — объясняет Федор. — Развивает моторику. А главное — сближает игроков, дает им раскрепоститься. В нее играют и ребята из «Квартала Луи». У них прекрасно получается.

На работу (а тренировки проходят на разных площадках, чтобы подстроиться под ребят) Федор ездит на общественном транспорте. Порой трудно, но поблажек не просит. Зарплата небольшая, а все же подспорье семейному бюджету.

За любовью, кстати, Левин и последовал в Пензу из Подмосковья, где жил и работал, — женился на пензячке.

У Федора высшее образование — диплом столичной академии физкультуры, где он учился на факультете адаптивного спорта.

— Я уверен, что для тех, кто хочет, работа найдется. Здоров ты или инвалид — дело второе, — говорит он. — Вот с большой зарплатой сложнее. Но для меня важнее возможность заниматься любимым делом.

Рано радоваться
Как рассказали в Центре занятости г. Пензы, тенденция такова: все больше инвалидов хотят трудоустроиться, а не сидеть дома. Это касается в первую очередь молодых людей.

Кстати, с 2017-го их впервые «ведут» со студенческой скамьи. Так, в этом году получили дипломы 11 выпускников с инвалидностью. Пятеро из них учились на медиков. Медсестер и зубных техников разобрали сразу, потому что в больницах много свободных вакансий.

Две девушки стажируются в общественных организациях (служба занятости возмещает работодателю затраты на оплату труда таких стажеров), остальные продолжают образование (бакалавриат, магистратура).

Начальник отдела содействия активным программам занятости Наталья Машкова привела и другие примеры. Юноша-колясочник, получив диплом юриста, оказывает услуги по правовому консультированию онлайн. Слепой парень работает массажистом. Еще один парнишка (с нарушениями опорно-двигательной системы) — смотрителем в музее. 12 человек с инвалидностью прошли переобучение и теперь трудятся поварами, продавцами, делопроизводителями, дизайнерами…

Однако говорить о том, что отношение к инвалидам в обществе коренным образом изменилось и трудоустроиться им теперь просто, преждевременно.

Городской центр занятости за январь — сентябрь 2017 года помог найти работу 346 соискателям с ограниченными возможностями, а обратились 606. И хотя результат неплохой, сколько еще осталось за бортом… В регионе насчитывается около 28 тысяч инвалидов трудоспособного возраста, из них более 8 тысяч — в Пензе.

«А ведь есть закон о квотировании рабочих мест для средних и крупных предприятий!» — скажет грамотный читатель.

— Порой нам предоставляют вакансии, на которых инвалид работать заведомо не сможет, — грузчик, дорожный рабочий, — говорит Наталья Степановна. — И за такую «лазейку» ответственность для работодателя пока не предусмотрена. Но определенный сдвиг есть: все чаще предприятия, которым в силу специфики сложно трудоустроить инвалидов, заключают трехстороннее соглашение с центром занятости и общественными организациями. Инвалид трудится на благо общества, а завод перечисляет деньги ему на зарплату и выполняет требования закона.

Хочу быть полезным!
26-летнего Михаила Комарова жизнь еще только начала испытывать на прочность. У парня — ДЦП. К счастью, форма нетяжелая. Сразу и не скажешь, что у него есть какие-то проблемы со здоровьем. Только походка выдает.

Миша окончил ПГУ, факультет государственного и муниципального управления. Мечтал приносить пользу стране. Подумаешь, ноги! Главное — голова хорошо работает. Встал на учет в центре занятости.

Сменил уже несколько мест. Трудился в Пенсионном фонде, в архиве, пока не вышла сотрудница из декретного отпуска. Потом был помощником бухгалтера на заводе (неполный рабочий день). Его взяли, чтобы выполнить квоту по трудоустройству инвалидов.

— Каждый день я приходил на завод, но мне ничего не доверяли, только бумажки перекладывать. А так хотелось настоящего дела! — смущенно улыбается молодой человек.

Потому, отработав свою «смену», Миша появлялся в центре занятости с вежливой, но настойчивой просьбой подыскать ему другую вакансию. И ее нашли в фирме, которая связана с обслуживанием населения в сфере подачи газа.

Сначала там настороженно отнеслись к тому, что к ним направляют человека с ограниченными возможностями. Но когда познакомились с Мишей, позвонили в центр и сказали: «Берем!»
Здесь парень нашел себя: работает за компьютером, оформляет договоры, готовит заявки и отчеты. График — с 8.00 до 17.00, четыре дня в неделю. Зарплата — около 14 тысяч (раньше платили минималку). И это для Миши очень важно, потому что он не хочет сидеть на шее у родителей.

Правда, после выхода на работу государство урезало Михаилу часть пенсии по инвалидности (отменили социальную доплату до прожиточного минимума). Не уверена, что это справедливо.

 

Читайте также:

В Пензе 4-летняя Маша из-за сахарного диабета не может заговорить

Автор: Лариса ГУЛИНА

Нашли ошибку - выделите текст с ошибкой и нажмите CTRL+ENTER

Введите слово на картинке