«Не поеду в новостройку!»

«Не поеду в новостройку!»

Программа по расселению ветхих домов в Пензе встретила серьезное препятствие. Некоторые семьи не хотят переезжать из аварийных домов в новые

Сторож поневоле

Старая двухэтажка на улице Коммунистической расселе¬на. Выбитые окна, у подъездов хлам, брошенный жильцами. Развалюху пора сносить, но не¬льзя: одна из квартир обитаема.Уже несколько лет ее жильцы и городская администрация не могут прийти к соглашению ни мирным путем, ни через суд.

Когда я фотографировала вет¬хий дом, откуда-то из-за угла вы¬нырнул молодой мужчина.

Сергей (так он представился) как раз из той самой «стойкой» квартиры. Дом давно отрезан от отопления, но пока еще есть свет и газ. Всю зиму хозяин спасался обогревателем.

— И все равно холодно было, — признается он. — Я тут посто¬янно — дежурю. Недавно комму¬нальщики приходили, суетились возле газовой трубы. Видимо, хо¬тели перекрыть газ, но я не дал.

Что держит Сергея в этой развалюхе?

— В нашей трехкомнатной квартире прописаны трое взрослых членов семьи, у каждого своя жизнь, — затягивается он сигаретой. — Нам предлагают такую же квартиру, но на окраи¬не. В чем улучшение жилищных условий?! Надо три однокомнатных в центре!

Спрашиваю, ездил он смот¬реть, как его бывшие соседи устроились? Сергей усмехается: «Да г… эти дома».

На Коммунистическую то и дело выезжает полиция: в пустых квартирах пируют пьяницы, разводят костры бомжи.

Сергей боится пожара, поэто¬му дежурит здесь круглосуточно. Компенсацию морального вреда, причиненного проживанием в неотапливаемом доме, а также издержки от того, что пришлось бросить работу ради охраны собственности, намерен отсудить у мэрии.

«Дом жилой!»

Еще один дом под снос — на улице Карпинского, за рыночком. В «двушке» на втором этаже живет последний оплот деревянной развалюхи — Валентина Б., да прописаны ее двое взрослых детей. Им сулили такую же площадь, но домочадцы рассчитывают на отдельную квартиру для каждого.

Как живет Валентина? Ни тепла, ни газа, есть только электричество. На двери подъезда, запертой изнутри, отчаянная надпись мелом: «Дом жилой!». Напрасно я стучалась, кликала под окнами хозяйку. В одной из комнат зажегся и тут же погас свет, и тишина…

Таких недорасселенных многоквартирных домов в Пензе насчитывается с десяток. Их обитатели продолжают жить в ужасных условиях, администрация в некрасивом положении, счастливы разве что окрестные бомжи…

В тесноте и в обиде

Почему нельзя пойти навстречу людям? Ведь на содержание таких домов скудный бюджет Пен¬зы несет затраты, исчисляемые миллионами рублей в год.

Но уже несколько лет (после внесения изменений в Жилищный кодекс) расселение домов по всей России идет «метр в метр», без учета количества прописанных се¬мей, льгот и района проживания. Была у вас, к примеру, небольшая однушка, и хотя в квартире пять человек, им дадут такую же, одну на всех, только новую… Считается, что переезд из ветхого жилья в новостройку — уже благо.

— У нас есть семья, которая занимает в общежитии две комна¬ты по 7 квадратов. Мы обязаны предоставить им двухкомнатную квартиру площадью 14 квадратных метров. Ну нет таких квартир! — посетовал на недавней сессии Пензенской городской Думы мэр Пензы Роман Чернов.

Да, раньше переселенцам дышалось куда свободнее. Бывали, правда, и махинации: хитрые собственники прописывали в ветхие дома родственников, и получали несколько квартир! Сегодня даже семьям, долгие годы мы¬кавшимся в тесноте, простора новоселье не сулит. Естественно, людям обидно.

Согласились на «Согласие»

А где же пензенцы празднуют новоселье? Сейчас переселен¬цам дают квартиры в новых трехэтажках на улице Долгору¬кова, что в Согласии.

На сайте мэрии это место описывается чуть ли не как рай на земле: спокойный район,15 минут езды от центра, хорошее транспортное сообщение, продуманная планировка…

Маршрутки до этого микро¬района и вправду ходят часто. Но я решила (недалеко же!) прогуляться от Сурского моста пешком. Зря! Большую часть улицы Долгорукова занимает частный сектор, тротуаров нет, приходилось идти либо по жидкой грязи обочины, либо по проезжей части, отпры¬гивая от проносящихся машин.

И вот они — семь трехэтажек веселой расцветки.

Мнения новоселов

Евдокия Рогожина и ее взрослый сын заселилась в одну из них в ноябре 2012-го, переехав с ул. Тамбовской, из 130-летней развалюхи (туалет был на улице).

Довольны, хотя обрели все ту же площадь. Квартира под ключ, все удобства, в доме индивиду¬альное газовое отопление.

По соседству живет Юлия Валентиновна с мужем-инвалидом, они переехали в однокомнатную 25-метровку в декабре.

— Мы жили на Чкалова, занимали две комнаты в коммуналке. А здесь все свое: и кухня, и санузел, — радуется старушка.

Правда, есть у нее повод и для пе¬чали: коридорчик крохотный, инва¬лидную коляску не втиснешь, кладовых в подвале нет. Запасы хранить просто негде! Удобные для мэрии маленькие квартиры, которые можно использовать для расселения, еще не значит — удобная планировка.

Именно по этой причине отказывается съезжать с улицы Куй¬бышева из дома под снос семья: мама и двое малолетних сыновей. Им дают все те же 25 метров. Но в коммуналке это только жилая площадь, а в новостройке — общая. Кладовка была бы спасением: в квартире на Долгорукова негде хранить детские велоси¬педы, санки и прочие вещи, без которых не проходит взросление ни одного ребенка…

Среди минусов новоселы называли отсутствие полотенцесуши¬телей в ванных, сырость в некоторых квартирах на первом этаже.

В целом же жилье сдается со вполне приличной отделкой: пластокна, современные меж¬комнатные двери, сантехника, обои не самые дешевые. Главное сожаление жильцов — переезд из центра в район, который пока трудно назвать ухоженным.

Халява кончилась

По мне лучше жить в маленькой квартире в новостройке, чем на такой же площади в доме, где проваливаются полы и на голову падает штукатурка. Эту недви¬жимость, по крайней мере, можно в будущем продать, подкопить и купить что-то попросторнее.

Искренне жаль маму с маленькими детьми, которой некуда де¬ваться со своим скарбом. И людей, которые из-за изменений в законодательстве не могут вырваться из опостылевшего общежития…

Взрослых трудоспособных граждан, выбивающих для себя особые условия, почему-то жалеть не хочется. Возникает аналогия: предлагают бабке заменить ее рваную фуфайку на новую, а она требует норковую шубу…

Между тем и без долгих уговоров несогласных со старыми халупами в Пензе проблем хватает: мэрии до юбилея города надо снести порядка 60 полностью расселенных домов. Но и тут свои заморочки — кто-то до сих пор не выписался, хотя давно переехал в новостройку, кто-то не погасил старые долги по коммуналке, и ресурсоснабжающие организации не дают отключать дом от сетей, а без этого запустить на площадку экскаватор невозможно.

Между тем идут разговоры, что «копилка» федерального фонда содействия реформированию ЖКХ (сейчас эти деньги составляют значительную часть средств, идущих на расселение ветхих домов) скоро опустеет. Конечно, и тогда жители развалюх будут справлять новоселья (за счет местных бюджетов), но значительно реже.

За годы реализации программы фонда в Пензе расселено 182 многоквартирных дома. В прошлом году из бюджетов всех уровней на расселение потрачено около 180 миллионов рублей.

Автор: фото автора и Владимира ГРИШИНА

Нашли ошибку - выделите текст с ошибкой и нажмите CTRL+ENTER

Введите слово на картинке