Как появились стройотряды в Пензе

Как появились стройотряды в Пензе

Организация студенческих строительных отрядов и руководство ими — это, пожалуй,  одно из самых грандиозных дел комсомола за всю его 99-летнюю историю.  «А я еду, а я еду за туманом, за мечтами и за запахом тайги» — очень любили советские стройотрядовцы петь эту песню питерского барда Юрия Кукина. Но ехали они не только за туманом — зарабатывали за лето неплохо. И, кстати, существовал шутливый вариант текста: «А я еду, а я еду за деньгами, за туманом едут только чудаки».

Многие из нынешних руководителей в строительной сфере, в политике и управлении областью, в науке прошли школу ССО. Это Валерий Лидин, Михаил Макаров, Вячеслав Сатин, Виктор Кувайцев, Надежда Лежикова, Ашот Акопян, Игорь Порошин, Александр Шамин, Николай Минеев, Владимир Князев, Владимир Тразанов, Андрей Григорьев, Петр Макарычев, Николай Кузин, Валентин Абдрашитов, Геннадий Сугробов, Александр Ломовцев, Михаил Галахов, Анатолий Кузьмичев, Владимир Конышев и многие, многие другие. 

Работа, дружба, любовь и романтика

Движение стройотрядов — это одно из направлений хорошо продуманной государственной молодежной политики. Началом считается 1959 год. Интересно, что закоперщиками были не лирики, а физики — студенты физфака МГУ. Они решили на комсомольской конференции создать стройотряд и поехать на целину, освоение которой тогда набирало обороты. 

И посмотрите, как это понятие закрепилось на ментальном уровне! Не все нынешние студенты знают подробно про освоение земель в Казахстане, но все с гордостью говорят, отправляясь, допустим, в педагогический отряд: «Наша целина». 

Заглохшее, но не исчезнувшее после развала Советского Союза движение, было официально возрождено в 2003 году. При Министерстве образования РФ создали общественную организацию «Российские студенческие отряды». Сейчас на стройки едут единицы, а большинство работают в детских оздоровительных лагерях, на железной дороге, на уборке овощей и фруктов.

Род деятельности изменился, да и масштаб, конечно, не тот. В Пензенской области общая численность студотряда в минувшее лето составила 500 человек. В советское время только на стройки выезжали от 3 до 5 тысяч человек.
 
При этом сейчас вузов и, соответственно, студентов больше, чем тогда. Работы меньше! И условия очень сильно изменились. Какая частная организация возьмет на себя ответственность за студентов и обеспечит их работой? 

Хотя в 2015 году я разговаривала с ребятами из ПГУАС, которые трудились на строительстве жилых домов в районе ГПЗ в фирме «Ревьера» и неплохо заработали. Но их было только двое.

Чаще студенты выезжают на межрегиональные студенческие стройки. В этом году отряд ПГУАС «Спектр» работал в Санкт-Петербурге в числе представителей 16 регионов. Половина отряда вела укладку трамвайных путей, остальные были заняты отделочными работами здания школы. За два месяца каждый заработал от 50 до 80 тысяч рублей. 

Нередко студенты вуза отправляются на практику в серьезные организации и считаются вроде как стройотрядами. Но это не совсем то.

Раньше как было. Существовала такая иерархия: Центральный штаб ССО, областные штабы, зональные, вузовские. 
В областном штабе должности командиров, комиссаров, инженеров по технике безопасности были освобожденными, их занимали люди, прошедшие школу ССО. Зарплату им платили из средств, заработанных отрядами, — один процент от сметной стоимости работ отчислялся в специальный фонд в обком комсомола.

Работали штабисты весь год, а не только летом. Заключали договоры со строительными организациями и хозяйствами, вели подготовку бойцов (так тогда и говорили — бойцов!) — профессиональную и идеологическую. А как вы думали? Студенты не только строили или собирали помидоры, но и давали концерты, читали лекции, выпускали стенгазеты, вели работу по профориентации. 

...Вся страна была охвачена стройотрядовским движением. Как только начиналось лето, все аэропорты и вокзалы заполнялись ребятами в бойцовках цвета хаки, с рюкзаками и гитарами. Они ехали на комсомольские стройки. Они пели песни. От них веяло силой и романтикой. Девушки смотрели на них, как на богов. Особое племя — бойцы ССО. 


Ответственные до самозабвения

Венцом эволюции ССО явились отряды коммунистического безвозмездного труда. Скажи кому сегодня — не поверят, что можно было работать все лето... нет, не совсем бесплатно — на благотворительность отдавали половину заработков.
 
И таких отрядов в Пензенской области было два: «Ассоль» политехнического института и «Аэлита» — педагогического. На заработанные ими деньги были куплены уазик для Пензенского дома ребенка и автобус для Беднодемьяновского детского дома. В советское время это было круто.
 
Студентка политеха Ольга Бояркина (в замужестве Атякшина), секретарь комсомольской организации группы на факультете ЭВТ, в 1984 году собрала 25 девчонок и повела в какое-то СМУ на улице Богданова учиться штукатурному делу. Запомнилось выражение: «Если стена неровная, кроем ее матом (матовой краской)». Ну и другие уроки. 

Первый трудовой семестр отработали в СМУ-15. Жили в селе Кижеватово, в спортзале школы. Отделывали жилые дома, детский сад, клуб поселка Зареченской птицефабрики, перевоспитывали двух трудных подростков (это было общей практикой). 
Всех потрясли дисциплиной и качеством работ.

На следующий год трудились в селе Комаровка Кузнецкого района (на отделке жилых домов) и доросли до кирпичной кладки. Еще и на прополку свеклы ходили, чтобы помочь хозяйству. Однажды на солнце обгорели все, лежали и стонали. Пришли местные парни и принесли трехлитровую банку сметаны в качестве лекарства. Наутро все бойцы «Ассоль» вышли на работу как ни в чем не бывало.  

В тот трудовой семестр они умудрились дать самую высокую выработку в стране (!). А в 1986 году (тогда дислоцировались в Бессоновском районе и доросли уже до бетонных работ) на слете ССО в День строителя — 12 августа — Ольге вручили орден Трудового Красного Знамени. Ей было 22 года.
 
— Он долго лежал у меня в шкафу, даже дети не знали, — рассказывает легендарный командир. — А кому это было интересно? Когда  в 90-е комсомол прекратил свое существование, мы стали никем. 

Ольга Алексеевна вышла замуж. Родила двоих детей, и пока растила их, ее профессия стала уже не очень нужной. Устроилась работать в школу по хозяйственной части. И со своей энергией, опытом организаторской и строительной работы оказалась незаменимой. Ее любят и ценят. 

Одна печаль — муж ушел из жизни. Но все раны постепенно затягиваются. И сегодня Ольга Алексеевна не прячет своего ордена, а показывает его внуку.


Истории из жизни

Вот как вспоминают о том времени лидеры областного движения.

Владимир Перекусихин, комиссар областного штаба ССО в середине 70-х годов, награжден медалью «За трудовую доблесть»: 

— ССО — это была целая система на государственном уровне. Каждый год издавались документы, которые обязывали соответствующих лиц готовиться к очередному трудовому семестру. 

Основная организационная работа шла в вузах на уровне ректоров, парткомов, комитетов комсомола. Авторитет у движения был такой, что ректоры не гнушались приезжать к нам в областной штаб, чтобы порешать какие-то вопросы. А это были выдающиеся люди! Профессор Сапожков в ППИ, Мария Еманова в педагогическом, Гольдин в СХИ, Дятков в ИСИ...

Руководители хозяйств, строительных организаций являлись просить (заметьте, просить!) стройотряды. Виктор Андреевич Бельденков, Герой Социалистического Труда, руководитель совхоза «Панкратовский», неизменно требовал третьекурсников из ИСИ (наиболее боеспособные ребята). Они строили у него в хозяйстве животноводческие помещения. Директор очень был доволен и не забывал приехать в штаб осенью, поблагодарить.
   
В целом студентами строилось огромное количество объектов, осваивались большие деньги. И объекты были серьезные: например, Чаадаевский домостроительный комбинат, Вазерская индюшиная фабрика (несколько лет была нашей ударной стройкой).

Зарабатывали по 400-600 рублей (для сравнения: тогдашняя стипендия — 45 рублей). 
И не менее важной составляющей ССО было товарищество. Это как у Высоцкого в песне о друге: оказался настоящим парнем — бери его в ССО. 



Сергей Маслов, главный инженер областного штаба ССО в конце 70-х — начале 80-х годов, ныне начальник общего отдела Первомайского районного суда г. Пензы:

— Я учился в инженерно-строительном институте и уже после первого курса начал ездить в стройотряды. В моем послужном списке Набережные Челны, где мы участвовали в строительстве КамАЗа, Белинский район Пензенской области — сооружали плотину, Лунинский — строили ферму, Кузнецкий — автомастерские в селе Тюнарь.

А перед защитой диплома меня позвали работать в штаб ССО. И все так серьезно было: мою кандидатуру утверждали в Центральном штабе в Москве. 

У инженера какие задачи — обеспечить отряды работой, следить за порядком, за соблюдением обязательств, за техникой безопасности. 

Весной самая горячая пора была — заключение договоров с организациями, в которых прописывались не только объекты и объемы работы, но и размещение, питание, доставка бойцов на место и обратно. Мы формировали четыре зональных штаба ССО и для них подбирали кадры.

Тогда ежегодно отправляли по области 2300 человек, формировали выездные отряды на комсомольские стройки (БАМ, Коми), отряды нестроительного направления (работа проводниками, на уборке урожая зерновых и овощей-фруктов).

Стройотряды считались мощной рабочей силой. Руководители ПМК чуть не дрались за них! Обычным делом была такая ситуация: мы уже всех распределили, тут звонят из обкома партии, мол, туда-то надо дать отряд. Это значит, руководитель дошел до высоких кабинетов.

По меркам 80-х годов, стройотряды (все вместе) выполняли объем работ как два строительных управления или ПМК.  
Летом мне тоже хватало работы: возникали неувязки с объемом работ, с оплатой, случались конфликты внутри отрядов — надо было улаживать. И я проверял все, что касалось техники безопасности. 

Пропаганда ССО в области была очень сильная. Наверное, ни в одну из командировок я не отправлялся без журналистов. И какие журналисты с нами работали: Дмитрий Вишневский, Дмитрий Куликов, Борис Шигин, Владимир Жаров, Владимир Камратов. Сколько было репортажей, круглых столов в газетах! 

Очень жалею, что сегодня движение как бы сузилось. Да, другое время, другие условия. Но, думаю, перспектива есть. И с частными строительными организациями можно договариваться. Сколько можно использовать гастарбайтеров? 



Павел Зайдфудим, ученый, политический деятель, 16 раз участвовавший в ССО: 

— А начиналось все в родной Пензе, в 1964 году, когда я учился в приборостроительном техникуме. Мы работали на сооружении хоккейного стадиона «Темп».
 
А потом были ССО во многих районах Пензенской области, в Казахстане, Ленинградской области, Карелии, на БАМе, в Хабаровском крае…  

Вся моя работа ученого, государственного и общественного деятеля в итоге посвящена проблеме реабилитации экстремальной среды и территорий. Экстремальными в физической географии называются территории вечной мерзлоты, высокогорье, пустыни, подземное и подводное пространства. Конечно, и космос. 

И вот уже с высоты своего жизненного опыта я прихожу к выводу, что начало моей науки и практики реабилитации экстремальных территорий находится в моих любимых стройотрядах. Ибо мы всегда попадали в горячую точку любого масштаба, оказывались там, где вчера не было чего-то, что позарез необходимо людям для поддержания нормальной жизнедеятельности.

ССО действовали как скорая помощь, каждое лето оперативно помогая городам и весям в решении жизненно важных вопросов.



Фото: В. Гришина, О. Санталова, С. Красильникова, Ф. Митрофанова и из личного архива героев

Автор: Светлана ФЕВРАЛЕВА

Нашли ошибку - выделите текст с ошибкой и нажмите CTRL+ENTER

Введите слово на картинке