Исследование «ПП»: любовь с кольцом иль без кольца?

Исследование «ПП»: любовь с кольцом иль без кольца?

Двадцать лет спустя 

Звонок в дверь. На пороге — соседка. Попросила распечатать на принтере копию паспортов своего и мужа. Вот, засмущалась,  двадцать лет прожили вместе без регистрации брака, а теперь подали заявление.  
А у них уже внуки! 

— А что так вдруг? — спрашиваю. 

Женщина она простая (работает в столовой), цитирую ответ дословно: 

— Сначала он звал, а я: «На фига?» Потом я как-то предложила, он уже ответил: «На фига?» Вот так и дотянули. А тут он говорит: «Давай в новом году начнем новую жизнь — пошли в загс». А пошли! И хотя у нас на праздники в столовой дым коромыслом, но решила выбрать часок и дойти до загса, раз уж желания совпали.
 
Коллеги, которых соседка называет девочками, даже предложили вскладчину купить белое платье, как на настоящей свадьбе, но соседка сказала, что это будет чересчур… 

В общем, на старый Новый год расписались. 

Упомяну еще пару подробностей их лав-стори. Знакомы со школы, но судьбы связали с другими. Остались одинокими (сосед развелся, а у соседки муж выпал из окна) — сошлись. Я с удивлением узнала, что их взрослая дочка, у которой уже двое детей, оказывается, не родная дочка моего соседа. 

У того тоже есть девочка от первого брака, теперь, понятно, взрослая, и когда-то она даже жила в их семье, но потом мать забрала ее к себе. «Я так плакала, когда ее уводили, — сказала соседка, — но родная мать есть родная мать». 

Тенденция, однако 

Мои соседи — представители многочисленной армии россиян, которые жили в гражданском браке. Специально не буду рассуждать о терминологии, мы все понимаем, о чем речь. И, кроме того, правильное слово «сожительство» содержит отрицательную оценку. 

Считается, что с каждым годом количество официально зарегистрированных союзов снижается во всем мире. 

В России статистики нет. Единственная цифра, на которую ориентируются эксперты, — данные переписи населения в 2002 году. Тогда было 32 миллиона пар, проживавших в браке, из которых 3 миллиона — в гражданском. Соотношение 10 к 1. 

Обращусь к опыту своей семьи. У моих ближайших родственников (поколение «мама-папа-тети-дяди») было в совокупности 8 официальных браков и одни кратковременные отношения, закончившиеся рождением ребенка. У детей этих родственников (поколение «я-двоюродные братья-сестры») было уже 7 официальных браков и 3 гражданских.  

И хотя наши дети еще только вступают в брачный период, однако счет открыт — 1 брак официальный и 2 сожительства. 

Тенденция налицо — 8:0, 7:3, 1:2. 


Четыре четырки 

Как в обществе относятся к гражданским бракам? Зарубежные социологи считают, что есть четыре последовательные стадии. На первой — такие браки скорее признак маргинальности, а еще богемности или своеобразного инакомыслия, когда люди хотят альтернативы официозным отношениям. Большинство, как правило, таких союзов не одобряет.   

На следующем этапе такие браки распространяются уже во всех слоях общества. И часто рассматриваются как репетиция официального брака. Мол, потратим огромные деньги на свадьбу, родители не успеют с кредитами расплатиться, а мы уже разведемся. Нет, лучше пожить без колец, проверить чувства. Теперь уже союзы обществом скорее принимаются, но не рассматриваются как подходящие для рождения детей. 

На третьем этапе снимаются возражения против родительства. 

На четвертом — обе формы брака, официальный и гражданский, становятся неразличимыми. 

Как утверждают эксперты, такова практика в западных странах. Любопытно, что в 1926–1944 годах наша страна раньше всех других стран оказалась на четвертом этапе, поскольку браки, заключенные в загсах, и сожительство были уравнены в правах. Но затем государственная политика изменилась.

Вот новый поворот  

До недавнего времени сами россияне относились к гражданскому браку вполне снисходительно. Об этом социологам ВЦИОМа завили 81 процент опрошенных (в 1989 году цифры были практически такими же — 72 процента). Лишь 16 процентов россиян отношения без обязательств не принимали категорически (в 1989 году — 18 процентов). 

В августе 2017 года результаты перевернулись — 78 процентов опрошенных заявили, что брак должен быть только официальным.  

Что же так повлияло на представления россиян, остававшиеся стабильными в течение четверти века? Скорее всего, сыграл государственный так называемый консервативный тренд — пропаганда возвращения к истокам, к традиционной морали. Или речь о том, что сами россияне хотят жить в традиционном браке, но сквозь пальцы смотрят на тех, кто любит друг друга без штампа в паспорте.  

К сожалению, сам ВЦИОМ смену полюсов никак не объяснил.   

Куда идем? 

Можно ли считать смену общественного отношения к гражданскому браку началом укрепления традиционной  семьи? 
С одной стороны, да, от государства реально многое зависит.

Помню, как лет 7–8 назад один из кардиологов, отвечая на мой вопрос, что нужно сделать для того, чтобы инфаркты-инсульты перестали косить соотечественников, сказал, что граждане должны заниматься физкультурой и следить за питанием. Хорошо помню свои эмоции – я засомневалась в компетентности врача. Какая профилактика? Нужны хорошие лекарства, оснащение больниц, как за рубежом… А потом началась пропаганда здорового образа жизни, строительство ФОКов. Сегодня профилактика как важная составляющая кардиологии уже не вызывает никаких сомнений.

То есть от государственного настроя многое зависит. А он сегодня в том, что традиционный брак, официальный, а еще лучше — закрепленный в церкви, это хорошо. Сожительство впрямую не осуждается, но дается понять, что это плохо.

Однако, заметим, инфаркты-инсульты по-прежнему актуальны. Вот и гражданские браки не уйдут. Потому что для них есть причины. Ну хотя бы то, что женщина, которая тысячелетиями обслуживала мужчину и семью, сегодня уравнена с ним в правах и работает за деньги. Плюс капитализм. Ну и главное, что общество дрейфует в сторону индивидуализма и личной самореализации. 

Есть другая крайность. При обсуждении кризиса традиционной семьи часто возникает вопрос: а не умрет ли она сама в долгосрочной перспективе?  

Демографы и социологи оптимистичны. Во-первых, повторимся, от государства многое зависит. Во-вторых, даже четвертая стадия привыкания к гражданским бракам официальных никак не отменяет. 

Ну и вообще, свадьба — слишком красивый ритуал, чтобы влюбленные пары от нее отказывались. 

На брачном фронте без перемен 

Если россияне на словах стали более консервативными в своих оценках гражданского брака, значит ли это, что все побежали в загс регистрировать отношения, как мои соседи? 

С одной стороны, небольшой всплеск свадеб есть — на 7,4 процента. За 9 месяцев 2017 года в областных загсах зарегистрировали 6591 союз, за аналогичный период 2016 года — 6135.

С другой стороны, увеличилось и количество разводов — на 3,9 процента. 

В Управлении загс цифры истолковать затруднились. Так что уж мы сами: речь идет о  банальном колебании показателей.  


Многообразие форм семейных отношений  

Снисходительнее к гражданским бракам относится молодежь по сравнению со старшими поколениями. И мужчины — в сравнении с женщинами. Но из каждого правила есть исключения.

Знаю одну милую даму. Она уже на пенсии, но работает. Нашла по Интернету друга — своего ровесника, тоже вдовца. Живут в разных городах, дети давно выросли — ничто не мешает официальному браку. Но дама не хочет рутины. Поэтому встречаются только по праздникам или ездят вместе отдыхать. Счастливы. Это уже даже и гражданским браком не назовешь. Скорее — гостевым.

Не хватит пальцев на руке пересчитать, сколько я знаю шпагатных браков. Это когда люди живут вместе, но один из партнеров ездит в длительные командировки на заработки. 

Помню одну чудесную пару из Пензенского дома ветеранов. Люди хотели проживать в одной комнате, но расписаться не могли — их дети были против, боялись претензий на родительское имущество, которое считали своим. И тогда пара, чтобы обозначить свой особый статус, обратилась в церковь. Им выдали бумагу, что они — жених и невеста. Да, в 75 лет, но они были счастливы. Жили в одной комнатке. И на столе рядышком стояли два стакана, в которых плавали вставные челюсти.

Считается, что сегодня люди вступают в отношения для психологического комфорта и ощущения полноты бытия. Человеку нужен человек, который тебя понимает, которому можно доверять.

И это главная ценность — не финансовая зависимость, как в старину, не рождение, увы, детей и даже не функция социализации, потому что в этом помогают другие учреждения. 

Все течет и ничего не меняется?

Был такой государственный деятель в Российской империи — председатель Совета министров Сергей Витте. Еще не будучи председателем, но уже состоя на государевой службе, Витте влюбился в молодую даму. А она замужем, и муж развода категорически не давал. 
  
Чтобы решить проблему, Витте пришлось супруга возлюбленной… подкупить. А чтобы вступить в брак — написать прошение на имя императора Александра III.  

Хорошо, что тот не стал чинить препятствия! Правда, ни во дворце, ни в хороших домах молодую жену Витте, который к тому времени стал министром финансов, все равно не принимали. И это речь идет, повторюсь, о влиятельном человеке.

Что касается народа попроще, то им жить в соответствии с велением своего сердца было в миллион раз сложнее.   

В дореволюционной России не стихали призывы общественных деятелей упростить в стране процедуру развода. В первую очередь — из милосердия. Ведь даже если муж бил жену смертным боем, священник, к которому она обращалась, умоляя их развести, отказывал: мол, Бог терпел и нам велел. И либо муж убивал свою благоверную, либо та — мужа, прямиком отправляясь на каторгу… 

И вот теперь — вишенка на торте.

Что тогда, что сейчас цифры совпадают. По детям, рожденным вне брака. Да, да, на рубеже XIX и XX веков, когда развестись было почти невозможно, когда браки были только официальные, в Санкт-Петербурге ежегодно регистрировалось по 28 процентов таких детей! (Их подбрасывали в воспитательные дома.)И на рубеже XX и XXI веков, но уже в России в целом, их было практически те же 30 процентов! Совпадение? Не думаю! 

Языком цифр

Если в 1960 году примерно 5 процентов детей в США рождалось у незамужних женщин, то уже в 1980 году эта цифра достигла 18 процентов, в 2009 году — 41. То есть рост почти в 8 раз за 50 лет.

По данным Евростата, в 2011 году 37,3  процента всех родов в 27 странах ЕС были внебрачными. Большинство детей родилось вне брака в Исландии (64,3), Эстонии (59,7), Норвегии и Франции (55), Швеции (54).  Для сравнения: в Греции — 8,1 процента.

В России, по данным переписи населения 2002 и 2010 годов, почти каждый третий ребенок (30 процентов) родился вне брака. 
Источник: Википедия. 

Автор: Марьям ЕНГАЛЫЧЕВА

Нашли ошибку - выделите текст с ошибкой и нажмите CTRL+ENTER

Введите слово на картинке