Андрей Кузьмин: Хочу работать в пензенском хоккее

Андрей Кузьмин: Хочу работать в пензенском хоккее

Конец минувшего сезона ВХЛ подарил болельщикам пензенского «Дизеля» два повода для грусти. Если к первому уже привыкли (мимо плей-офф желто-синие «пролетели» третий год подряд), то новость об окончании карьеры игрока экс-капитана «Дизеля» Андрея Кузьмина стало неожиданностью. Корреспондент «Пензенской правды» поговорил с хоккеистом после очередной тренировки, которые завершаться в конце сезона 30 апреля. 

Летом — футбол, зимой — хоккей

Спортом Андрей увлекся с детсада, однако сначала это был футбол:

— Чувствовал, что у меня получается неплохо. А рисовать и мастерить не мог. Чтобы ни делал — все выходило некрасиво.
В хоккей начал играть на улице. В те времена практически в каждом дворе была «коробка». Ребята собирались, доставали коньки, ставили по два портфеля, обозначая ворота, и до позднего вечера «гоняли» шайбу. 

Первыми тренерами будущего форварда стали Алексей Иванович Пузиков и Сергей Алексеевич Жулитов из спортклуба «Луч».


Со двора в сборную

В хоккейную школу, которая базировалась во дворце спорта «Рубин», Кузьмин попал в 11 лет. Тренировался у Василия Ивановича Ядренцева: 

— Сказать, что я немного отставал — не сказать ничего. В игровом плане был ниже ребят на полголовы. Я же катался, только когда каток во дворе замерзал.

Примечательно, родители Андрея тогда толком не знали, что такое хоккей. А потом пришли на пару матчей и стали активными болельщиками.

Около года наш герой был в числе «отстающих», а потом стал забрасывать, отдавать передачи. С каждым матчем Кузьмин выступал все лучше и в итоге попал в молодежку «Дизелиста» (в то время так называлась первая команда), а потом и в основу.

Стало понятно, с хоккеем юный спортсмен свяжет свою жизнь. Начались поездки на многочисленные соревнования окружного и всероссийского уровня. А позже парень попал в юниорскую сборную России:

— В нашем году [1981] было много сильных игроков. Например, Сергей Мозякин, который стал олимпийским чемпионом в Пхенчхане. Несмотря на конкуренцию, я доказал, что достоин выступать за национальную команду. Даже получил вызов на юниорский чемпионат мира, но перед стартом серьезно заболел гриппом и «слег» на две недели.


С будущими звездами

Андрей пошел на повышение, подписал контракт с московским «Динамо», выступавшим в Суперлиге (на тот момент сильнейшем российском дивизионе). И почти сразу его, 18-летнего новичка, отправили в расположение «ТХК» (Тверь). Туда «динамовцы» командировали игроков для получения практики. Вместе с Кузьминым в «десант» отправились вратарь Александр Еременко и защитник Илья Никулин. Сейчас первый — основной вратарь москвичей, а второй и вовсе капитан команды.

Кстати, в «Динамо» Кузьмин попал с «легкой руки» прославленного хоккеиста Александра Голикова. Пензяки пересекались еще в сборной, где Александр Николаевич входил в тренерский штаб. Молодой игрок обратился к Голикову за советом, когда на руках имел несколько предложений от больших клубов. Как истинный «динамовец», старший товарищ рекомендовал отправиться именно в Москву.


Ой, спина…

Столица стала отличным трамплином для молодого форварда. В последствие, он сменил немало клубов. В составе казанского «Ак Барса» стал победителем первого розыгрыша КХЛ (лига образовалась в 2008). Неоднократно возвращался в Пензу на различных этапах карьеры. 

Однако моменты все бросить закрадывались, когда одолевали травмы. Не секрет, что у экс-капитана «Дизеля» хронические проблемы со спиной. Периодически боль обострялась, и игрок не мог выступать на своем уровне. Но каждый раз сжимал волю в кулак и продолжал работать:

— Хотелось играть до 90 лет. Всегда болел хоккеем — это как наркотик. Но тело говорило: «Пора заканчивать».

Настигли «болячки» и в последнем сезоне. Незадолго до Нового года Кузьмин пропустил одну выездную серию:

— После повреждения так и не смог полноценно восстановиться. Нужно было возвращаться в строй, отвоевывать свое место в составе. Получается, играл через боль. Тогда и понял, что пора уходить. Дальше такая борьба с самим собой ни к чему хорошему не приведет, от нее никто не выиграет — ни я, ни тренер, ни партнеры, ни болельщики.


Без явных разногласий

Последние три чемпионата «Дизель» стабильно «пролетает» мимо плей-офф. А поражения не могут положительно влиять на атмосферу в коллективе. Правда, к неудачам тоже можно относиться по-разному. В идеале, команда должна сплотиться, «закаляться», но на деле нередко возникает «раскол».

— На протяжении сезона ходили слухи о внутрикомандных конфликтах. В частности, между игроками и тренером Андреем Сидоренко…
— Открытых конфликтов не было — все в рабочей обстановке. Иногда он ставил перед нами задачи, которые мы выполнить не могли. Вот и все разногласия. Задачи ли такие невыполнимые, или мы плохие игроки — не мне судить.

— Можете назвать причины неудачного выступления в минувшем сезоне?
— Немного не ко мне вопрос. Мы тренировались, играли, терпели, но результата не было. Конечно, такая ситуация не может быть нормальной. К тому же, за сезон очень много игроков прошло через команду. Что ни выезд — в раздевалке новые лица. С одними тренируешься, сыгрываешься, потом раз — и вместо них другие. Это вопросы к менеджменту и тренерам. Здоровой атмосферы в такой ситуации быть не могло. Конечно, старались в раздевалке поддерживать правильный настрой, но, к сожалению, на льду не получалось.


Важно доверие

Говоря об атмосфере — в этой составляющей помощником тренера должен выступать капитан. Сам Кузьмин выполнял эти обязанности и при Лопушанском, и при Сидоренко (первую половину сезона).

— Важно, чтобы тренер доверял капитану. Когда такого нет — это сильно сказывается. Я сейчас не конкретно о последнем сезоне говорю — больше даже о прошлых. Никогда не мог понять того, что после нескольких поражений внутри команды сразу начинают искать виноватых, обвинять друг на друга. У хоккеистов плохой тренер, у тренера — хоккеисты. За годы карьеры я бывал и в других коллективах. Там в трудные минуты все сжимались в единый кулак. В эти моменты тренер должен выполнять свои задачи, игроки — свои.

— Когда начинается разлад, с критикой обрушаются и болельщики…
— Это естественная реакция, и я их не могу их винить. Они ходят на матчи, платят деньги за билет, и поэтому могут кричать мне с трибун то, что думают. Другое дело — как. Тут уже все зависит от уровня воспитания. Я могу только промолчать и ответить игрой — самоотдачей, страстью, заброшенными шайбами. А вот если ко мне на улице кто подойдет, могу и поговорить. В любом случае, я благодарен, ведь любая критика идет нам только на пользу.


От Иуды до Легенды

Отношения с поклонниками хоккея у Кузьмина почти всегда были хорошими. Он никогда не отказывал в общении, фото, автографе. Правда, был период, когда некоторые были настроены против игрока. В 2014-м, когда в команде не выплачивали зарплату, капитан Андрей перешел в воронежский «Буран». Нужно было кормить семью. Тем не менее, многие восприняли его уход как предательство и прозвали Иудой. Позже хоккеист не раз извинялся и признавал, что должен был оставаться. 

Зато после завершения карьеры игрока экс-капитан получил прозвище «Легенда №58» (по аналогии с фильмом «Легенда №17» про Валерия Харламова). Как известно, Кузьмин почти всю карьеру прокатался именно под номером 58.


На распутье

Отдельно благодарит он болельщиков за теплые «проводы»:

— Я вообще не ожидал такого. Вроде бы, немного людей собралось [по данным сайта ВХЛ на игре с «Нефтяником» было менее тысячи человек], но они просто искупали меня в овациях. Это стало лучшим подарком.

— У вас были слезы на глазах…
— Эмоции нахлынули. Вроде держался, но, когда уходил со льда, перед глазами вмиг пролетела вся карьера — с того момента, как я мальчишкой занимался в «Луче» до последнего матча. Путь, по которому я так долго шел, внезапно закончился.

— В 36 лет вы лишились основной профессии. Что дальше?
— Всегда понимал, что для хоккеиста поиграть дольше 35 лет — достижение. Спасибо Господу, что позволил мне это сделать. Многие завершают и в 32 года, и в 30 лет. Что касается перспектив — я сейчас на распутье. Очень хотел бы работать в пензенском «Дизеле». Здесь мой дом, моя семья, и я не хочу никуда уезжать — накатался. Денег заработал, теперь хотелось бы работать для души, делиться опытом с молодыми ребятами. В другой профессии, за пределами хоккея, себя не представляю. К тому же, я не могу быть «посредственным» — привык все делать хорошо. Если я знаю людей, которые в своей сфере творят настоящие чудеса, даже не буду пытаться повторить. Пока никаких предложений у меня не было. Появится что-то — буду рассматривать.



Автор: Филипп МИТРОФАНОВ

Нашли ошибку - выделите текст с ошибкой и нажмите CTRL+ENTER

Введите слово на картинке