«Не убивай нас, Боренька!». В Городищенском районе внук напал на деда с бабушкой

«Не убивай нас, Боренька!». В Городищенском районе внук напал на деда с бабушкой

25-летний парень решил любой ценой забрать у стариков «гробовые» деньги

На первый раз простили

У Борьки Громова характер был непростой. Хотел он, чтобы все ему легко доставалось, трудиться не любил. Но бабушка с дедушкой обожали его. Скучали, ведь видели редко. Жил он от них далеко, в Саратовской области, и приезжал к старикам в основном на каникулы.

Время шло. Внук вырос.

25 лет уже парню стукнуло, а за ум не взялся: работать не хотел, имел проблемы с законом.

Когда великовозрастный детина на январские праздники приехал погостить к ним в деревню Иванисовку Городищенского района, обрадовались старики. Мария Петровна не знала, как усадить, чем угостить Борюшку. И вот долгие выходные кончились, и внук уехал назад.

Как-то решила Мария Петровна проверить запас похоронных денег. 100 тысяч рублей, которые не один год с дедом копили, были спрятаны в спальне – под аккуратной стопочкой белья.

Хватились — а там только 50 тысяч! Куда могли деться остальные? В душу закрались неприятные подозрения.

Осторожно поспрашивали соседей… Те рассказали, что видели, что Борька часто в ларек бегал, сорил купюрами — по 500, по 1000 за раз тратил. А шиковать ему, безработному, по идее, было не на что.

Обидно стало старикам, да внука все же жальче. На семейном совете решили: в полицию заявлять не будут.

Борис, когда все вскрылось, во всем признался. Просил прощения. Ну а Мария Петровна и Николай Валерьянович — люди пожилые, сентиментальные. Обоим за 80. Сердце-то и оттаяло — родная все-таки кровь.

Корыстный визит

Прошло несколько месяцев. Видимо, мольбы о прощении были неискренними, потому что стариковские сбережения не давали Борису покоя. Он подговорил приятеля Ивана Собачникова поехать с ним в Иванисовку — разжиться наличными.

Как следует из показаний по­следнего, Громов сказал, что они просто припугнут деда с бабкой. Те, мол, старые. Испугаются и сами все отдадут.

Наняли такси и поехали. Из Балакова прибыли в Пензенскую область уже вечером. Был ноябрь, темнело рано. В сумерках Громов постучал в дверь знакомого с детства дома.

— Кто там?

Услышав голос внука, старики открыли. Увидели, что Боря пришел с другом, но плохого не заподозрили. Мария Петровна начала суетиться, накрывать на стол, напоила гостей чаем.
Наевшись, Борис начал просить денег. Но старики, памятуя недавнюю историю, насупились. Не ради же этого только приехал? Отказали...

Громов надеялся, что, как и в прошлый раз, сможет взять что нужно незаметно. Но на преж­нем месте — под стопкой белья — ничего не было.

С молотком на дедушку

Приятели попрощались с хозяевами, вышли во двор. Уезжать без добычи не хотелось. Уговорились, что Борис пройдет назад и скажет, будто что-то забыл. В кармане у Громова был молоток, завернутый в полиэтилен. А Собачников держал в руках ремень, чтобы использовать в качестве удавки.

Опять постучались. Раздались шаркающие шаги деда.

— Борька, опять ты? — спросил он. Услышав утвердительный ответ, с беззлобным ворчанием начал открывать дверь.

Громов ворвался в сени. Собачников сдавил шею старика ремнем, а внук начал бить старика молотком по голове, крича: «Куда деньги спрятали?»

Николай Валерьянович просил пощадить, но внук не слушал. Тогда старик сказал, что деньги лежат в ящике кухонного стола.

Потом подельники ворвались внутрь и накинулись на Марию Петровну. Борис бил свою старую бабушку кулаками по лицу так, что из ушей у нее пошла кровь. Взял купюры (там было всего около 8 тысяч рублей) и приказал: «В полицию не заявляйте!»

На том же такси, которое ждало их неподалеку от дома, отправились в обратный путь — тратить награбленное.

Травмы телесные и душевные

Избитые, раздавленные случившимся старики не могли поверить, что стали жертвами родного внука, которого много лет баловали и лелеяли. Николаю Валерьяновичу, у которого из ран на голове сочилась кровь, было совсем плохо. Он едва смог доковылять до кровати, и тут у него отказали ноги. Мария Петровна сообщила о беде соседям, вызвали скорую. Медики поставили в известность полицию.

В Городищенской районной больнице Николай Валерьянович скончался — от осложнений черепно-мозговой травмы. Его супруга, пройдя курс лечения, вернулась в осиротевший дом.

Громова и Собачникова задержали. Они пытались свалить вину друг на друга. Борис пытался убедить следствие, что молоток в ход пускать не собирался. Но зачем же тогда предусмотрительно обернул его целлофаном?

Городищенский районный суд посчитал вину подельников доказанной. Оба были уличены в разбойном нападении. А Громов — еще и в краже имущества и причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего.

В результате Громов был приговорен к 14, а Собачников — к 10 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима.

По словам прокурора Екатерины Майоровой, к таким циничным преступлениям снисхождения быть не должно, поэтому гособвинение просило максимальных сроков.

— Оба осужденных посчитали приговор слишком строгим и подали апелляцию, – рассказала пресс-секретарь областного суда Наталья Быченкова. — Наша коллегия по уголовным делам признала приговор законным и обоснованным.

Имена фигурантов уголовного дела изменены.

Автор: Алиса РЯДНОВА

Нашли ошибку - выделите текст с ошибкой и нажмите CTRL+ENTER

Введите слово на картинке