75-летняя аферистка выманила у пензенцев более 3 млн

75-летняя аферистка выманила у пензенцев более 3 млн

Баба Нина брала на жалость

Готовилась несколько лет
Седые волосы, собранные в пучок, умные глаза за стеклами очков. Женщина, представлявшаяся всем Ниной Федоровной, была похожа на учительницу, вышедшую на пенсию.

Продавцы, торгующие мясом на Центральном рынке, ее хорошо знали. На протяжении многих лет она была их постоянной клиенткой. Со временем стала здесь своим человеком, со многими обменялась телефонами, а у некоторых даже бывала дома. Охотно рассказывала про себя: есть дочь, зять, внук. У молодых — свой бизнес.

Но однажды елейная улыбка сползла с ее лица. Пожилая женщина ходила по рынку в слезах и занимала у всех деньги. Объясняла, что в ее семью пришла беда: зять Николай разбился на машине, весь переломанный лежит в больнице. Дочь от сильного стресса заболела — оказалось, рак. Ей требуется дорогостоящее лечение в Москве.

Нина Федоровна убеждала: деньги у них скоро будут — выставили на продажу квартиру. Проблема в том, что средства на лечение нужны прямо сейчас.

Она говорила так убедительно, что ей верили. Продавцы приносили кто 100 тысяч рублей, кто 200… Хотя даже паспорта старушка им не показала.

Зинаида Сорокина своими руками отдала больше 2 миллионов рублей — не сразу, частями. Но вся история оказалась выдуманной. Ни детей, ни внуков у Нины Федоровны не имелось. Фамилию и отчество она назвала чужие. А возвращать долги не собиралась.

Взяла на жалость
Мы встретились с одной из пострадавших, и она рассказала, как попала в ловушку.

— Все считали Нину Федоровну женщиной обеспеченной, — объясняет Зинаида Сорокина. — Говорила, дочь ей помогает. Приезжала за мясом на иномарке якобы с личным водителем — нанимала такси, чтобы пустить пыль в глаза. Потом она стала мне предлагать вложить деньги в их сахарный бизнес. Тебе, мол, ничего и делать не придется, а прибыль станет капать. Я отказалась. Ну с какой стати в семейное дело приглашать постороннего человека?! И тогда мошенница сменила тактику. Она позвонила мне ночью. Плакала в трубку: «Зять попал в аварию под Саранском, лежит в тамошней больнице. Одолжи 100 тысяч на лечение». Я дала. Потом еще понадобились деньги — якобы Николая на вертолете перевезут в Пензу.

Через некоторое время Нина Федоровна появилась на рынке. У нее была наготове история с больной дочерью. Она знала, что у Сорокиной недавно близкая родственница умерла от рака. Семья боролась за ее жизнь, но болезнь победила.

— Она била точно в цель: говорила, мол, вы своего близкого человека не спасли, а мою дочь спасти можно, — глядя куда-то вдаль, рассказывает Зина. — Не только я давала деньги, другие потерпевшие тоже сбросились и собранную сумму отдали.

— Ну ладно, вы пожалели ее. Но почему не взяли расписки, не попросили выписку из истории болезни? — удивляюсь я.

— Представьте, у вас в ногах валяется старая седая женщина, рыдает. Вы бы стали у нее требовать бумажки? — вопросом на вопрос отвечает Зина.

Пенсионерка уверила ее, что потеряла паспорт. Находила аргументы: мол, какой в ее расписке прок? Она старая, не ровен час помрет. Кто деньги отдавать будет? Решили, что расписку позже напишет ее племянница Анна Герасимова, с которой Нина Федоровна проживает. У той — три квартиры. Пенсионерка даже показывала свидетельства на право собственности. В итоге эта самая Анна действительно приехала и написала две расписки на общую сумму более чем 2 миллиона рублей. Только оказалось, и здесь вранье — никакая это не племянница.

Сорокина заподозрила неладное, когда пенсионерка опять стала просить денег. Для начала она решила навестить в больнице старухиного зятя Николая. Оказалось, такого пациента не существует. Потом выяснилось, что квартир у Анны нет — две проданы, третья, в которой женщины жили, заложена.

Через суд Сорокина попыталась взыскать свои деньги с Герасимовой, которая писала расписки. Решение вынесли в пользу истицы, но с Анны взять было нечего. 

Тем временем пострадавшие добились того, чтобы на Нину Федоровну завели уголовное дело. Но во время следствия денег нигде не обнаружили: в квартире их не было, банковских счетов бабка не открывала. Возникает вопрос: куда пожилая женщина могла довольно быстро потратить три «лимона»?

Железнодорожный районный суд приговорил мошенницу к трем годам лишения свободы условно. Смягчающим обстоятельством стало то, что она начала отдавать потерпевшим по 10–20 тысяч рублей, пообещав по возможности расплатиться в дальнейшем.

Уплыли три квартиры
В ходе следствия выяснилось много интересных подробностей. Анна Герасимова, выступавшая на суде в роли свидетельницы, оказалась разорившейся дочкой богатых родителей. В семью Герасимовых много лет назад подсудимая устроилась домработницей. Она помогала ухаживать за бабушкой Ани, умирающей от рака. Следом от онкологии в короткий срок «сгорела» ее мать. Кроме Нины Федоровны, к которой богатая наследница относилась как к члену семьи, у нее никого не осталось.

Аня оказалась совершенно неприспособленной к жизни, к тому же имела слабое здоровье. Зная об этом, всю недвижимость родные оформили на нее заблаговременно, чтобы избавить
девушку от возни с документами.

После смерти родных Аня пребывала в глубокой депрессии. Незаметно всем стала заправлять Нина Федоровна. По ее версии, деньги она занимала, чтобы помогать Герасимовой платить долги матери, которые вымогали рэкетиры. Незнакомые амбалы якобы ворвались в дом и, угрожая расправой, потребовали отдать им 5 миллионов. Поэтому Анна и распродала недвижимость. Следствию не удалось установить личности визитеров.

— Мне что-то не верится в эту историю, — вздыхает Зина. — Квартиры проданы с разницей в полтора года. Какие рэкетиры стали бы столько ждать? Можно было за один день переоформить всю недвижимость на преступников. Мне кажется, на эти деньги женщины просто жили, ни в чем себе не отказывая. Мне жалко эту несчастную Аню, которая в итоге потеряла все, что имела. А теперь еще навесила на себя долги...

Сила убеждения
Кстати, выяснилось, что Нина Федоровна уже отбывала срок за мошенничество.

В суде показания дали и родные пенсионерки. Выяснилось, что она обманывала даже их, занимая крупные суммы и не возвращая. Те знали о ее преступном прошлом, но поверили — такой силой убеждения она обладала.

Нина Федоровна и сейчас живет с Анной вместе. На стук в дверь никто не открыл. Соседи сообщили, что обитатели квартиры держатся очень замкнуто.

Тем временем, по словам Сорокиной, к ней обращаются все новые потерпевшие, которые тоже давали деньги Нине Федоровне — кто на спасение умирающей дочери, а кто на занедужившего вдруг внука.

Зинаида подала апелляцию в Пензенский областной суд, надеясь на то, что условное наказание пенсионерке заменят реальным сроком, но решение предыдущей инстанции оставили без изменения.

— Аферистка ходит по улицам Пензы. И мне кажется, она уже не сможет остановиться. Я думаю, что обман для нее стал образом жизни. Есть наркомания, игромания, а у нее — деньгомания, — предполагает Сорокина. — Так что, если к вам на улице или в магазине подойдет пожилая женщина и, плача, будет рассказывать душещипательные истории, не верьте.

Имена потерпевшей и свидетельницы изменены.


Читайте также:

В Сердобске женщина на 40 тыс. обманула подругу, которую не видела 17 лет

Автор: Алиса РЯДНОВА

Нашли ошибку - выделите текст с ошибкой и нажмите CTRL+ENTER

Введите слово на картинке