На конезаводе под Н. Ломовом лошадям придумывают необычные имена

На конезаводе под Н. Ломовом лошадям придумывают необычные имена

Здесь разводят чистокровных арабских скакунов

— Белфаст, Белфаст!

Красивый мощный арабский скакун вороной масти прислушивается, поворачивает голову и легко, грациозно, идеальной рысью описывает круг по леваде.

— Молодец, красавец! — хвалит жеребца Ирина Миронова, генеральный директор и по совместительству ветеринар конного завода «Велес», что в селе Голицино под Ниж­ним Ломовом. И обращается ко мне:

— А вы знаете, что вороные среди арабских скакунов встречаются крайне редко? Бедуины на протяжении веков выводили вороную масть из породы. Они считали, что черная лошадь приносит семье несчастье, и до восхода первой звезды, чтобы не видели соседи, уничтожали такого новорожденного жеребенка.

Всего на «Велесе» сейчас 110 лошадей — кобыл, жеребцов, меринов и жеребят преимущественно арабской породы. Еще 30 тренируются на ипподроме в Варшаве. Лошади, которых выращивают на «Велесе», регулярно принимают участие во всероссийских и международных состязаниях по пробегам и скачкам и занимают призовые места.

Кстати, красавец Белфаст на протяжении последних нескольких лет был одним из ведущих жеребцов-производителей завода, известных всем заводчикам арабской породы в России. Он, к слову, любимчик владельца «Велеса», московского предпринимателя и спортсмена Николая Мельбарда.

Дорогое удовольствие

Завод «Велес» открылся в Голицине еще в 1997 году. Его преж­ний хозяин Владислав Кузне­цов также разводил арабских скакунов и ахалтекинцев. Поголовье лошадей тогда достигало 300. К несчастью, в 2005 году Кузнецов погиб в автокатастрофе.

Вдова и сын попытались продолжить его дело, старались сохранить марку, но это оказалось для них непосильной задачей. Владельцы начали распродавать животных.

Николай Мельбард приехал на завод подобрать лошадь для участия в конных пробегах. И… неожиданно для себя решил приобрести весь завод.

— Мне самому до сих пор не понятно, зачем я это сделал, — признается Николай Сергеевич. — Содержание лошадей очень дорогое удовольствие, прибыли оно не приносит, только затраты. Но я с детства любил лошадей, увлекся конным спортом. Вероятно, тут гены играют роль — есть во мне изрядная доля калмыцкой крови. А вообще, все мы, лошадники, немного сумасшедшие…

Чтобы производство не оказалось совсем убыточным, пришлось параллельно заняться разведением крупного рогатого скота элитной абердин-ангусской породы (об этом «ПП» писала в предыдущем номере). Немалая часть прибыли от продажи мяса бычков тратится на содержание лошадей.

Хотя сейчас в результате тщательной племенной работы появилась, пусть и небольшая, отдача от арабских скакунов. Они начали показывать хорошие результаты на состязаниях, и их стали покупать. Лошади из «Велеса» нашли новых хозяев в Катаре, Польше, Монголии, Китае и в различных регионах России.

— Да, наши лошадки продаются довольно дорого, но такое случается нечасто, и мы, конечно, не делаем ставку на это, — поясняет Николай Мельбард.

Кавалеры местные и неместные

Как уже упоминалось, к племенной работе на заводе подходят очень ответственно. Грамотный зоотехник практически безошибочно подбирает пары. Одной кобылке подходит местный жеребчик, а для другой приходится арендовать кавалера на других конезаводах.

Три года назад стали заниматься искусственным осеменением, хотя это тоже довольно накладно — стоимость одной дозы семени доходит до 4 тысяч евро.

Полуторагодовалых жеребят тестируют на «профпригодность» — смотрят на экстерьер, на характер. Решают, в каком виде спорта они будут принимать участие — в скачках или в пробегах.

Жеребят, не прошедших тестирование, определяют в хобби-класс и продают любителям по цене от 80 тысяч рублей.

Ирина Миронова рассказала, что клички новорожденным жеребятам дают по определенным правилам. Первая буква имени малыша должна совпадать с первой буквой имени матери, а в середине должна стоять первая буква имени отца.

— Например, мою кобылу зовут Нельбина. Она дочка того самого Белфаста, а ее маму зовут Нормаль. У нас что-то много кобылок на букву Н развелось в последние годы, очень трудно придумывать новые клички. Всем заводом соображаем. В этом году одного жеребеночка Новопасситом назвали. И знаете, он та-а-кой спокойный…

А на журналистов «ПП» помимо шикарных арабских скакунов произвел впечатление тяжеловоз Житомир, которого ласково называют Жорой. Огромный жеребец весом больше тонны напомнил своей мощностью торнадо — чудом не снес конюшню, завидев на противоположном конце соперника-ахалтекинца.



Автор: Наталья СИЗОВА

Нашли ошибку - выделите текст с ошибкой и нажмите CTRL+ENTER

Введите слово на картинке