Земное и небесное

БардыВиктор МоскалецВиктор Москалец заставляет петь водосточные трубы, открывает звезды и пишет портреты воды

Москалец хочет поселить одну из своих творческих работ на природе. Ищет хозяина усадьбы, который смог бы принять его «Бардов». Это композиция из водосточных труб, гвоздей, дерева. Чистой воды авангард – инсталляция. Очень выразительная: барды натурально поют, рты открыли.
– Виктор Титович, а зачем на природу?
– Искусство должно окружать человека всюду, не только в помещении, иначе мы не станем чище.
– А помните, на одной вашей выставке была композиция из 18 пар женских сапожек, в каждом голенище лежало яблоко. Где теперь эти сапожки?
– Раздарил! Но несколько пар осталось. У вас какой размер?
– А что стало с вашими Пугалами? 15 фигур политических деятелей, передающих сложные отношения власти и пернатых (читай народ) в то время – это же было в 90-е годы. Помню Явлинского с ружьем…
– Он охранял яблоневый сад, отгонял пернатых.
– Да, вы ведь перед выставкой вывозили пугала на природу. Помню, Билл Клинтон играл на саксофоне возле музея народного творчества! Это его вы обули в свои кроссовки?
– Да я весь свой гардероб этой коллекции отдал!
– Президентские кроссовки потом носили?
– Они же гвоздями были прибиты, так что пришлось выбросить.
– А головы?
– Целы! А тема легла в основу серии живописных работ «Пернатые». Сейчас в зале Союза художников – мой юбилейный вернисаж, и все эти работы можно увидеть.
–  В чем особенность выставки?
– Я возвращаюсь к истокам: там много живописи, меньше инсталляций, хотя представлены все периоды моего творчества.

ИзопалиндромПодарю тебе звездуМоскалец – стремительно меняющийся художник. А уж изобретательный! Однажды он распаковывал работу, привезенную на московскую выставку авангарда, и заметил, как живописно легла на пол брошенная и скомканная бумага. Ага… Работа получила название «Космический каботаж» и не раз выставлялась. Это к вопросу «Искусство везде и всюду». Он умеет это видеть.
Теперь вот живопись, но опять же – не просто… Ему скучно создавать одно в одном, ему интересна многослойность – смысловая и техническая. Придумал серию «Изопалиндром». Палиндром, напомню, фраза, которая одинаково читается с начала и с конца. Соединил слово с живописью.
А в другой серии – небо с Землей. Изображение звездного неба (точное, по карте) Виктор Титович обрамляет городецкой росписью – традиционной, теплой, земной.  И на этом кусочке неба он открывает звезду и дарит ее человеку. Одну назвал именем Ларисы Яшиной.
Космос – его стихия. Есть работа «Рождение галактики» – букет цветов и слова Циолковского. «Стадия творения» – узоры Цветка жизни – этой пространственной модели, лежащей в основе всего сущего.
В поэзии есть понятие космизма, пример тому Лермонтов, который как бы видел Землю из Космоса и описывал ее. Москалец демонстрирует космизм в живописи.  У него много работ такого плана, они излучают необычную энергию. И становится очевидным: пониманию этого человека доступно то, что для многих остается тайной.
Танго для пернатыхМорской пейзажВ планах у него – написать портреты воды. Сейчас много говорят о том, что вода умеет вбирать и хранить информацию, поэтому все, что мы творим, говорим и о чем думаем, отражается на ее состоянии.  Виктор Титович надеется донести это до людей с помощью образов. Чтобы становились чище.
– Виктор Титович, откуда в вас это стремление изменить мир, улучшить его?
– Я родился в Сухуми. В дет­стве мы с друзьями уходили в заросли мимозы и пели там песни. Вокруг была такая красота… С тех пор я знаю: она есть, она может быть, она должна быть.

Автор: Светлана Февралева, фото Владимира Гришина

Нашли ошибку - выделите текст с ошибкой и нажмите CTRL+ENTER

Введите слово на картинке