Сурские прерии для российского ковбоя, или Как превратить Пензу в мясную столицу Поволжья

По заданию губернатора в области разрабатывается стратегическая программа развития сельскохозяйственного производства на 2007—2010 годы. Это связано с тем, что Россия в ближайшей перспективе вступит в ВТО. Когда откроются границы, мы должны быть готовы к жесткой конкурентной борьбе, обеспечить продовольственную безопасность страны. Приоритеты стратегии в общем ясны: экономическая эффективность, конкурентоспособность продукции, социальное благополучие жителей села. Другой вопрос — как, за счет каких факторов этого добиться, на что делать ставку? Здесь нужно семь раз отмерить, чтобы не ошибиться.

Вокруг стратегической программы идут жаркие споры и дискуссии. Мнения высказываются самые различные, порой диаметрально противоположные. Оригинальную, аргументированную концепцию стратегии развития сельхозпроизводства предлагает член-корреспондент Российской академии, доктор сельскохозяйственных наук, профессор, зам. начальника областного управления сельского хозяйства Виктор Беляк.

Короткие деньги – быстрая отдача

Виктор Беляк считает совершенно справедливым утверждение великого русского агронома Андрея Болотова о том, что нет плохих земель, а есть неправильно подобранные культуры. В области в последнее время сделана ставка на развитие так называемых скороспелых отраслей, которые дают быструю отдачу. К примеру, выбран верный курс на расширение посевов сахарной свеклы в юго-западных районах, где есть прекрасная почва для возделывания сладких корней, сахарные заводы. Цена на сахар из свеклы стабильна, он пользуется высоким спросом, дает быструю отдачу, солидную прибыль — около 30 тыс. рублей с каждого гектара.

Это сразу смекнули земледельцы. Площади под ее посевы в области увеличились за год с 35 до 42 тыс. гектаров. Успешно решается проблема обеспечения зерном, зернобобовыми.

Огромное внимание уделяется таким «скороспелым» отраслям, как свиноводство и птицеводство.

В свиноводстве активно начала внедряться камышинская технология содержания поросят на глубокой подстилке, при которой до минимума сокращаются затраты труда, расход кормов на единицу привеса, что позволяет получать наибольший доход при наименьших затратах.

Куда идти дальше?

В России сегодня ощущается острейший дефицит мяса говядины, от 45 до 50 процентов которого импортируется из-за рубежа.

Мясное скотоводство в стране практически не развивается. Потому что мы всегда считали, что более рентабельно заниматься производством молока, откормом выбракованного молодняка КРС. До недавнего времени это было оправданно и верно. Сегодня ситуация кардинально изменилась. Главным образом из-за демографических процессов, которые происходят на селе.

В подтверждение Виктор Борисович приводит такие цифры. Только за три последние года количество механизаторов в регионе уменьшилось на 3 тыс. 100 человек, животноводов — на 2,5 тысячи.

Уже сегодня многие руководители сельхозпредприятий говорят о том, что могли бы на порядок больше обрабатывать полей, закупать буренок. Но кто будет пахать поля, доить коров? В представлении Виктора Беляка в перспективе в области будет очаговое общественное сельхозпроизводство с вкраплением фермерских хозяйств, которые должны заниматься преимущественно мясным скотоводством.

Особенно это актуально для северо-восточных районов области с низким банитетом, коррозионно опасным рельефом почв.

Опыт Аргентины, Мексики и Калмыкии

Виктор Беляк ссылается на опыт Аргентины и Мексики, которые завалили мировой рынок дешевой говядиной. Эти страны не стали распахивать свои прерии, а пасут на них огромные стада коров. Всего 2—3 ковбоя на стадо в полторы-две тысячи животных. Вот вам и низкая себестоимость мяса!

Не нужно огромного количества доярок, скотников, телятниц, непомерных затрат на транспортеры, электроэнергию и т.д. С учетом того, что в области по нацпроекту возводятся современные высокопродуктивные молочные комплексы, дабы покрыть потребности региона в молоке, вполне достаточно, уверен Виктор Беляк, иметь 50 тыс. голов коров с годовым удоем в 5 тыс. кг. Это вместе с личным подворьем. КФХ даст 250—300 тыс. кг молока, что легко решит молочную проблему. Все остальное должно быть занято мясным скотоводством.

Среди российских регионов хороших результатов добились в Калмыкии. Между тем наша область находится даже в более выгодном положении. Поскольку осадков у нас больше, урожай трав выше, и можно довести плотность КРС до одной головы на гектар. Тогда как в той же Калмыкии на одну голову из-за скудности трав требуется 6—9 гектаров пастбищ.

При таком достаточно экономичном методе содержания скота себестоимость килограмма говядины снижается до 20 целковых (сейчас она составляет в среднем 40 рублей). Что красноречиво подтверждает практика фермерских хозяйств М. Чиченкова и Х. Яхиена, которые выращивают мясной скот, как говорится, на вольных хлебах.

Мраморное мясо

Почему же у нас слабо развивается мясное скотоводство? Многих сельчан сегодня, по мнению Виктора Беляка, отпугивает неудавшийся опыт прежних лет. А все потому, что тогда ставку сделали на породы скота, у которых, как выяснилось, происходят трудные отелы. А очень важно иметь легкие отелы, чтобы был большой выход телят. Виктор Беляк считает, что для нашего региона наиболее подходят калмыцкая и абердино-ангусская породы. Они неприхотливы, дают более высокий выход мяса, чем молочные породы. И что важно — на 100 коров выход телят составляет почти 100%.

Проблема в одном: как быстро нарастить поголовье мясного скота. Виктор Беляк предлагает два варианта.

Первый. В течение 2-х лет ежегодно закупать тысяч по 20 телочек калмыцкой породы. Чтобы в каждом районе, особенно северо-восточной зоны, создать племенное ядро в 700—900 голов. Цена проекта — около 250 млн. рублей. Деньги приличные. Хотя для области, считает Виктор Борисович, это вполне посильная сумма.

Второй, более оригинальный вариант. Из 140 тыс. имеющихся на сегодня в области взрослых коров оставить 40 тыс. для ремонта, а 100 тысяч покрыть семенем абердино-ангусской породы.  И так поступать с животными во втором, третьем, четвертом поколении. Мясо у «абердинов» особое, так называемое мраморное, оно признано лучшим среди продукции других пород.

В результате уже через 7—9 лет область может стать мясной столицей не только Поволжья, как пообещал президенту Владимиру Путину пензенский  губернатор Василий Бочкарев, но и России.

Залужайтесь!

Что касается устойчивой кормовой базы для мясного скотоводства, то, считает Виктор Беляк, ее можно создать быстро и без особых проблем. Перефразировав известный лозунг о пролетариях всех стран, Виктор Беляк  призывает аграриев «залужаться» многолетними травами, бобовыми. Мы уже сейчас имеем самое большое в России поле козлятника в чистом виде и в смеси с кострецом — более 60 тыс. га. Это, образно говоря, вечные кормовые угодья. Один раз посеял — и 20 лет убирай, причем по 2—3 укоса в год. Затраты при возделывании козлятника с кострецом в 3 раза ниже однолетних трав и в 3,5—4 раза — кукурузного поля. Сравнительно быстро (за 3—4 года), убежден Виктор Беляк, площади под посевы многолетки можно довести до 200—300 тыс. гектаров. На них запросто можно пасти не менее 200 тыс. голов мясного скота.

Виктор Беляк просчитал затраты и сделал вывод, что в год каждый гектар поля, засеянный козлятником и кострецом и употребленный для выпаса скота, дает в итоге 10 тысяч рублей прибыли. Ну скажите, задает далеко не риторический вопрос ученый, в какой отрасли сельского хозяйства на наших почвах можно получить такую солидную прибыль? Только на свекловичном поле северо-запада.

Виктор Беляк уверен, что у области сегодня есть уникальная возможность сделать качественный прорыв вперед.

 

 

Автор: Владимир РОДЬКИН

Нашли ошибку - выделите текст с ошибкой и нажмите CTRL+ENTER

Введите слово на картинке