И вдруг блеснул крестик...

Воин-мученик Евгений Родионов не канонизирован, но иконы с его изображением помещены в тридцати храмах России. Одна из них, в Приморском крае, мироточит. Священник Георгий Ханов, автор книги «Бесценный подарок», назвал это уникальное явление живым памятником солдату.

Имя Евгения Родионова породнило несколько небольших российских поселений – село Чибирлей Кузнецкого района Пензенской области, где он жил в детстве, город Неман Калининградской области, где Женя проходил обучение в части спецподготовки погранвойск, и село Курилово Подольского района Московской области, где он похоронен.

Хорошо знают имя своего земляка — кавалера ордена Мужества кузнечане. Многие жители города знакомы с мамой Евгения Любовью Васильевной Родионовой, кому-то довелось совершить паломничество к его могиле, стать участником панихиды, вечера памяти или спортивного турнира, посвященного его подвигу. Нельзя остаться равнодушным к истории его краткой, но яркой жизни.

Глядя на Женины детские фотографии, мама солдата вспоминает, что с детских лет он слышал о своих дедушках, погибших на фронте в годы Великой Отечественной войны, видел перед собой папу – офицера. И, подражая им, с детских лет был солдатом.

Своей учебой в части спецподготовки пограничных войск Женя очень гордился. В каждом письме домой писал: «Мама, я не просто солдат, я – пограничник!»

По окончании учебки Женю, как и других ребят, ждала пограничная застава. Он выбрал службу в одной из горячих точек. И зимой 1996 года рядовой пограничник Родионов, гранатометчик по военной специальности, начал нести службу на Ингушской заставе в составе 479-го погранотряда особого назначения. Пограничники досматривали проходящие машины, чтобы не допустить провоза оружия для бандформирований.

13 февраля 1996 года Женя и трое его сослуживцев – Александр Железнов, Андрей Трусов и Игорь Яковлев, дежурившие на контрольном пункте, были похищены чеченскими боевиками. Истоптанный снег и застывшие пятна крови молчаливо рассказывали о недолгой, но упорной борьбе ребят с вооруженными бандитами. Так начался мученический путь Евгения и его товарищей — сто дней и ночей в чеченском плену и жестокая казнь.

Узники мужественно терпели издевательства, до последнего веря и надеясь, что их спасут, не оставят в беде. Даже пытались освободиться и бежать.

Боевики добивались, чтобы Женя и его товарищи написали своим родным письма и попросили выкуп. Ребята отказались. Их снова били, морили голодом. Потом ребят пытались заставить отречься от православной веры и принять мусульманство, обещая отпустить на свободу. «Мы умеем убеждать людей и убиваем всех, кто не подчиняется нам!», — кричали бандиты. Но «добиться своего» от юных русских солдат им не удалось.

Как вспоминала потом Л.В. Родионова, Женя надел крестик, когда ему исполнилось одиннадцать лет, и уже не расставался с ним, носил его не на цепочке, а на простой веревочке. Спустя годы этот крестик, добытый из братской могилы, будет помещен в алтарь одной из православных церквей как реликвия.

За то, что Женя отказался снять с груди православный крест, его обезглавили, жестоко казнили и его друзей. Эта трагедия произошла 23 мая, в светлый и радостный праздник Вознесения Господня и в день рождения Жени Родионова. Ему успело исполниться девятнадцать лет…

Любовь Васильевна Родионова, мать Жени, десять месяцев провела в Чечне в поисках сына. Она ходила по аулам, минным полям, встречалась с главарями бандформирований, сама несколько дней была заложницей. За немалый выкуп матери указали место недалеко от села Бамут, где находились тела сына и его товарищей.

21 сентября тела солдат были подняты со дна воронки, выбитой авиабомбой. Стоя на краю братской могилы, мать Евгения сказала фразу, которую запомнили солдаты-добровольцы, выкапывавшие тела из земли: «Если не будет крестика на теле, то это не он».

При свете фар армейского «Урала», в одиннадцать часов ночи среди опавших листьев, перемешавшихся с землей, солдаты увидели, как блеснул крестик. Мать солдата впервые потеряла сознание… Обезглавленное тело Жени так и не рассталось с крестиком. Руки бойца крепко прижимали его к груди, как самую большую драгоценность.

Прошло десять лет. Многое изменилось с тех пор. Потеряв сына, мать солдата обрела веру в Бога и ведет большую работу. О себе она говорит: «Я уже не мать, я – воин». Она регулярно ездит в Чеченскую республику и везет с собой гуманитарную помощь для солдат: теплые вещи, книги, музыкальные инструменты, продукты. Собирают денежные пожертвования на это богоугодное дело и прихожане кузнецкого Вознесенского собора.

На встрече с духовенством и прихожанами Любовь Васильевна рассказала, что в Санкт-Петербурге иконы с ликом Жени установлены даже на алтарных дверях. Одну из икон в кафедральном соборе показывали Президенту России В. Путину, и она до сих пор находится там. Не забывают Женю и его земляки. Учащиеся кузнецкой воскресной школы, что действует при Вознесенском соборе, поставили спектакль о жизни русского солдата Евгения Родионова, защищавшего Отечество и не отрекшегося от Христа.

Автор: Ольга ПОДРАМЕНСКАЯ

Нашли ошибку - выделите текст с ошибкой и нажмите CTRL+ENTER

Введите слово на картинке