Архив

Виртуозы жизни

Россияне по-прежнему испытывают потрясение, побывав в Европе. Я не стала исключением.

— Вот здесь, на этой лавочке, на прошлой неделе мы с туристами фотографировались с президентом, — рассказывал экскурсовод Вадим. — В обеденный перерыв сидел здесь, ел гуляш и пил пиво. Увидеть Вацлава Клауса — обычное дело. Живет он в центре и так же, как все, ходит в булочную за хлебом. Пешком. Его запросто можно остановить и спросить, как обстоят дела в Чешском государстве.
Это — первая экскурсия по Праге. В Европе я впервые, и увиденное изумляет. Как точно выразился мой знакомый: «Кажется, что попал в рай. Просто на земле такого не бывает».

Например, дороги. Они безупречные. Нет, я, конечно, много раз об этом слышала. Но ведь лучше один раз увидеть… В городе, а особенно за его пределами ощущение, будто движетесь не вы, а картинка за окном: настолько автобус идеально катится.

Или, скажем, отсутствие пограничных постов между странами. Мы были на экскурсиях в Австрии и Германии: документы не проверили ни разу. Нигде. Более того, я не видела эти самые пресловутые границы. Понимаю — Шенген. Но вспоминаю при этом, что у нас даже в соседнюю Мордовию так просто не съездить — на каком-нибудь пункте ДПС обязательно «попадешься»…

Машины — в основном хэчбеки и универсалы. Причем, совсем не новые. И без тонировки. За неделю в Праге мы увидели всего одну иномарку с наглухо затемненными стеклами.
— Владелец наверняка русский, — рассмеялся Андрей, белорус, администратор ресторана, куда мы заходили поужинать. — Здесь люди машину берут не для того, чтобы поразить соседа, а из чисто утилитарных соображений. Тщеславием чехи не страдают. Только в России люди настолько сумасшедшие, что при зарплате в тридцать тысяч рублей за миллион покупают иномарку. При том, что она им, в общем-то, не нужна. А смысл? Ведь чтобы почувствовать себя значимым, совсем не обязательно покупать дорогую игрушку.

Экономия — нет, вернее, рациональное использование ресурсов — здесь возведено культ. Не только в личных — в государственных масштабах. Отопление в домах — индивидуальное. Скажем, жарко вам — можете свою батарею не включать, а мерзляк-сосед, напротив, натопит так, что мама не горюй. Свет в большинстве общественных заведений включается автоматически — как только «почувствуют» человека. На улице — то же самое. Можно идти по совершенно темной дороге и с непривычки вздрагивать от ярких вспышек света, которые реагируют на ваше появление и исчезают так же внезапно, как и появились. Даже метро здесь рациональное: двери вагона не откроются, если вы не нажмете на специальную кнопку.

Кстати, о метро. После московской подземки оно шокирует — в хорошем смысле. Никакой охраны, призывов быть бдительными… да даже турникетов нет! Проехать, в принципе, можно и бесплатно. И многие, вероятно, так делают: я как-то с десяток минут наблюдала за входящими людьми — билетики никто не покупал. Вряд ли у всех них был в кармане проездной. Но желание прокатиться «на халяву» чревато неприятностями: если попадетесь котролеру — штраф 150 евро (ок. 6 тысяч рублей).
Вообще, интересна даже сама система продажи билетов. Их приобретают, опустив в специальный ящик 18 или 26 чешских крон (36 и 52 рубля соответственно). В первом случае билет будет действовать 20 минут, во втором — 40. То есть чем дальше едешь — тем больше платишь.

С первых минут после прибытия в страну не можешь отделаться от ощущения непривычного спокойствия и умиротворения. Уверенности, что все будет хорошо. Я говорю не о личной жизни. О том, что если (не дай Бог!) с тобой что-то случится — о тебе позаботятся. Да и вообще — что здесь может произойти?

За неделю пребывания в Праге мы не видели ни одного (!) ДТП. При том, что это столица государства, и дороги в ней настолько узкие, что невольно поражаешься виртуозности местных водителей.
Люди настольно доброжелательные, что в начале — с непривычки — глаза невольно наполняются слезами (начинает щипать глаза). Скажем, остановишь обычного чеха с вопросом, как найти нужную площадь, он расплывется в улыбке так, будто встретил самого близкого человека на земле. И будет объяснять дорогу хоть десять, хоть двадцать минут — на ломаном английском или с помощью жестов. До тех пор, пока вам станет очень неудобно, что вы отнимаете у этого милого человека столько времени.
Да, здесь настолько спокойно и безмятежно, что в какой-то момент ловишь себя на мысли, что это даже раздражает. Слишком непривычно.

Хотя до конца расслабиться вам все-таки не дадут. Русские. Наших соотечественников там очень много: как на постоянном месте жительства, так и туристов. Последних — особенно поздней осенью и зимой. Этот пероид у чехов условно считается «временем русских», лето — «временем немцев». Хотя — говорят — поток туристов сильно сократил кризис. И тем не менее даже в нашей группе одна из москвичек возбужденно рассказывала: «Представляете, захожу вчера в „Bata“ (самый крупный обувной магазин в Праге) и нос с носом сталкиваюсь с соседкой по дому! Я в Москве ее несколько месяцев не видела...»

Итак, о русских. Гид предупреждала о двух серьезных опасностях в Праге — быть пойманным без билетика в метро и нарваться на недобросовестных обменщиков валюты. «Ни в коем случае не делайте это на улице, с рук, только в официальных пунктах», — советовала она. И рассказывала о мошенниках (русских!), которые своих же и обманывают. На удочку легко попадаются люди, впервые прилетевшие в страну: они не знают, как выглядят чешские кроны. В общем, за две недели до нашего путешествия по Праге прокатилась очередная волна таких преступлений. Туристы меняли сотни евро на какие-то африканские тугрики, которые внешне напоминяют кроны, но стоят в несколько раз дешевле.

Одно из самых приятных воспоминаний путешествия — чешские рестораны с их национальной кухней. Первое, что удивляет — размер порций. Они просто «лошадиные». Причем, чем дальше от центра — тем они больше. За ту же цену. Запомнился, например, такой ужин: свиное коленце с овощами и разными видами соусов, поданное на деревянном подносе. Вес блюда — килограмм, стоимость — примерно 400 рублей.
Ну и, конечно, пиво. Рассказывать о разнообразии видов и его вкусе — дело бессмысленное. О чем сказать стоит: цена стакана на розлив (нефильтрованного) — 90-100 рублей и выше. Напиток в бутылках и банках можно приобрести примерно за те же деньги, что и у нас. Но делать это после настоящего живого напитка категорически не хочется. Да и здесь, на родине, даже нефильтрованное пиво — по сравнению с чешским — кажется невнятной бормотухой. В этом, если рассуждать иронично, — минус поездки.

Что еще удивило в Праге — отсутствие бездомных животных. Эта традиция поддерживается в государстве больше трех веков: ее родоначальница — императрица Мария Терезия, мать 16 детей. В 18 веке в стране было полно бродячих псов, которые не только пугали людей, но и представляли для них реальную угрозу. Чтобы не травмировать своих наследников, мудрая правительница приняла закон — на человека, выгнавший пса на улицу, налагался штраф такого размера, что многие буквально разорялись. И оставили дурную привычку буквально навеки.

Помимо этого, в стране было создано большое количество приютов для бездомных животных, которые работают до сих пор. Если какой-нибудь пес потерялся, люди звонят в специальную службу, и животное попадает в один из таких приемников-распределителей. Если в течение месяца хозяин не обнаружится, специалисты дают объявление о находке в специальную газету — и любой желающий может забрать питомца себе. Бесплатно. Говорят, иногда так можно приобрести умопомрачительно-дорогую породу. При этом, вам дадут и несколько пакетов сухого корма. Тоже просто так.

По тому же закону, горожане имеют право выгуливать домашних питомцев (и кошек тоже) только в ошейниках. А еще они обязаны убирать за животными, как только те сходили в туалет. Для этого пражане покупают специальные бамажные пакеты с лопатками. Не соблюдаешь закон — штраф. Впрочем, они его соблюдают.

Приятно гулять не только по пражским улицам, но и по магазинам. Когда мы только собирались в поездку, сотрудница турфирмы рассказывала:
— Один наш клиент, побывавший в Праге весной, на днях звонил и жаловался, что с тех пор не может ходить в пензенские магазины. Мол, смотреть не на что — и цены накручены в несколько раз.

Я эти слова пропустила мимо ушей: все-таки собиралась в Чехию не ради шопинга. Но они оказались более чем оправданны. Туфлями за 500 рублей или зимними сапогами за 1000 на Вацлавской площади (центральной площади столицы) никого не удивишь… Естественно, со скидками 60-80%, но тем не менее. Итальянская юбка, германская блузка — тоже за совершенно смешные деньги. В общем, желания идти в пензенские «бутики» у меня тоже нет. А вот сувениры — что естественно — в Праге довольно дорогие.

В последнюю неделю ноября город стал наряжаться к самому любимому празднику европейцев — рождеству. Сердце старой Праги — Староместская площадь — как и другие площади, поменьше, стали большим предпраздничным базаром. На них появились ряды сувенирных лотков, заваленных всякой всячиной: фигурными свечками и богемским стеклом, керамическими игрушками и медными колокольчиками, деревянными куклами и музыкальными Санта-Клаусами.
Ровно за неделю до сочельника на улицах устанавливаются большие кадки с водой, в которых плавают откормленные карпы. По чешскому обычаю на рождественском столе не должно быть ни кусочка мяса. Традиционное местное блюдо — жареный карп. Это для чехов то же самое, что для нас салат «оливье» в новогоднюю ночь.

Между прочим, последний также присутствует на чешском столе, только называется он «картофельный».
В последнее время в Чехии появилась еще одна традиция: выпускать купленного карпа обратно в прорубь. Гуманно и элегантно. Как и все в этой стране.